Флаги безопасности на «башнях» АТЭС

18.04.12

Флаги безопасности на «башнях» АТЭС

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Цель АТЭС — создание открытой торговой системы, обеспечение экономического роста экономик — участниц проекта. Лозунг Форума — «бизнес без политики». Может ли подобный «мягкий» проект адекватно и эффективно реагировать на жесткие вызовы и угрозы в сфере безопасности? Целесообразно ли вообще рассматривать АТЭС в контексте региональной и глобальной безопасности?

Форум вне политики?

Несмотря на открытый и не институализированный характер, Форум не может объективно существовать вне общемировых политических тенденций. Все участники прекрасно осознают, что политика пронизывает Форум. Она негласно присутствует везде, — в энергетике, торговле, инвестициях, транспорте, экологии. Она витает там, где крутятся большие деньги, сталкиваются интересы больших, малых и средних игроков, когда обсуждается будущее Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) а, следовательно, будущее всего мира.

Понятно, что исходя из специфики проекта, нельзя говорить о его военно-политической направленности или блоковом характере. Но современная эпоха, к сожалению, расширила рамки самого понятия международной безопасности и перечня вызовов и угроз. Блок новых, нетрадиционных рисков, порождающих рост терроризма, транснациональной преступности, угрозы энергетической, экологической, продовольственной безопасности, увеличение природно-техногенных катастроф и пр. нельзя обойти вниманием. Форум АТЭС просто вынужден поднимать свои «флаги безопасности».

Зачем Форуму «Группа по борьбе с терроризмом»?

После событий 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке, на китайском (в Шанхае, 2001) и мексиканском (в Лос Кабосе, 2002) форумах были приняты заявления о борьбе с международным терроризмом. На сегодняшний день в структуре АТЭС действует «Специальная группа по борьбе с терроризмом» (CTTF, Counter — Terrorism Task Force), в официальные задачи которой входит «координация контртеррористических усилий экономик АТЭС, развитие контактов с профильными многосторонними организациями, деятельность по борьбе с финансированием терроризма, обеспечение безопасности транспорта, телекоммуникаций, энергетики и пр.».

Трудно до конца точно и объективно оценить эффективность этой группы. По мнению ряда зарубежных экспертов, ее деятельность «вторична и связана больше с отстаиванием узко-профильных интересов отдельных ТНК и финансовых групп, имеющих свой бизнес в Восточной Азии». Скорее всего, данная оценка близка к реалиям. Деятельность CTTF с каждым годом формализуется, хотя толстые отчеты и содержат массу общих фраз, деклараций и призывов. Явно не хватает фактов, свидетельствующих об эффективности структуры. Хотя деятельность спецслужб всегда — «тайна за семью печатями» и, возможно, это выражение применимо и к данной группе.

Специфика работы группы — это деятельность в международной финансово-экономической сфере. Вопросы военно-стратегического характера, по понятным причинам, в её повестке не фигурируют. Что касается нетрадиционных вызовов, то на них Форум пытается реагировать в основном по трем следующим направлениям — 1) реакция на чрезвычайные ситуации (природные, техногенные и экологические бедствия), 2) деятельность АТЭС на трэке энергетической безопасности, 3) шаги по минимизации вызовов продовольственной безопасности. К слову, Россия, на первых двух имеет полное право поставить свой заметный «флаг», поскольку обладает уникальным опытом и определенными возможностями.

Личная безопасность для бедных и богатых

Понятно, что список болевых вопросов Форума тремя направлениями не исчерпывается. В документах АТЭС сформулирована некая общая задача «обеспечения личной безопасности человека». Формально — все правильно. Кто же будет возражать против очевидного. Однако есть разночтения. Многие члены проекта по-разному видят решение этой проблемы как у себя в стране, так и в рамках Форума. Стороны приводит свои аргументы, включая цивилизационные, политико-правовые и гуманитарные. Американский подход рассматривает личную безопасность, в том числе и с позиций соблюдения «прав человека», что раздражает Китай и ряд других стран Форума. Любят американцы и их союзники поговорить и о «гуманитарной составляющей» этих прав, что вообще (в свете «арабской весны») вызывает у многих стойкий защитный рефлекс, типа — «а где же и мой револьвер?».

Процветающие «азиатские драконы» делают акцент на качестве жизни личности и её социальной защищенности. Понятно, что такая методология не только холодно воспринимается бедными членами, но порой стимулирует рост их зависти к сытым «братьям», ощущение «несправедливости» жизни. И никакие идеологемы не могут избавить правящие элиты «обиженных» от подобных эмоций.

Поэтому реально подойти к консенсусу по проблеме «личной безопасности» в рамках проекта оказалось делом сложным и труднодостижимым. Хотя формальные декларации на этот счет имеются. В них фигурируют антитеррористические слова и термины, навеянные 11 сентября 2011 г., а также природными и техногенными катастрофами 2008 — 2011 гг., включая Фукусиму. Пока эти формулировки устраивают и даже, в какой-то мере, сближают всех.

Мост на остров Русский — самый короткий путь в Восточную Азию?

Российская «доля» на весах безопасности в АТР в целом, и в проекте АТЭС, в частности, объективно высока. Статус РФ как постоянного члена СБ ООН, наличие военно-стратегического компонента, размещенного в том числе и на сибирско-дальневосточных просторах, налаженное российско-китайское стратегическое партнерство, включая совместную инициативу 2010 г. о создании открытой азиатско-тихоокеанской системы безопасности и стабильности и пр. выдвигают Россию на ведущие позиции при формировании тех или иных повесток безопасности. Причем российский авторитет сохраняется как в «классической» (нераспространение, сдерживание военных угроз и пр.), так и «прикладной» сфере безопасности — предупреждение и ликвидация последствий природно-техногенных катастроф, продовольственная и энергетическая безопасность, экологические вызовы и пр.

Слабое место России — наличие внутренних, сибирско-дальневосточных угроз, связанных с серьезными социально-экономическими и демографическими проблемами. К слову, избранное российским руководством место проведения саммита — Владивосток, — все-таки заставило Москву начать болезненный процесс очищения (декриминализации) и структурного возрождения региона. В этом решении (проведении саммита именно во Владивостоке) был определенный риск. Но сегодня, особенно после известий о стыковке главного пролета гигантского моста, соединившего город с островом Русский (где пройдет саммит) и снятии с должности губернатора Дарькина, похоже, «процесс пошел», и пошел в позитивном русле.

Сдать в аренду Сибирь и Дальний Восток — и получать дивиденды?

Сегодня российские эксперты и политики активно обсуждают допустимые границы «открытия и интернационализации Сибири и Дальнего Востока». Масла в огонь подлила информация российских СМИ о том, что на саммите, якобы, будет официально озвучено российское предложение о сдаче отдельным странам АТЭС сотен тысяч гектаров Приморского края и других дальневосточных регионов в сельскохозяйственную аренду. Часть ученых и политиков расценивают это как факт готовящегося «национального предательства и унижения России». Другие не видят в этом ничего криминального, отмечая, что от освоения бесхозных, брошенных земель Россия может получить только выгоду — дополнительные налоги в казну, стимул для развития агропромышленного комплекса своими силами.

Подобная информация, несомненно, нуждается в подтверждении, но поднятый сюжет автоматически затрагивает более глубинный пласт — проблему национальной продовольственной безопасности, которая приобретает реальные очертания и в связи с готовящимся саммитом, где планируется озвучить российский вклад в решение проблемы продовольственной безопасности АТЭС, и в связи с вступлением РФ в ВТО.

Очевидно, что советская аграрная модель, существовавшая до 1991 г., не смогла решить возложенных на нее задач. Только столица нашей Родины и небольшие закрытые города имели необходимый набор продуктов. Нынешняя структура также не полностью отвечает всем критериям национальной продовольственной безопасности. Большая часть продуктов, — ежегодно на сумму 41 млрд долл., — импортируется. Исключение составляет лишь зерно и ряд второстепенных продуктов.

С другой стороны, в восточноазиатском регионе стремительно растет спрос на все виды продовольствия. У большинства наших соседей рост стоимости продуктов питания опережает рост стоимости нефтепродуктов, а пригодные земли для дальнейшего развития сельского хозяйства стремительно сокращаются и истощаются. У России же не паханных и заброшенных земель хватит на отдельное большое сельскохозяйственное государство. Теоретически для России продовольственный вызов может одновременно стать и стимулом, и вариантом выгодной внешней кооперации, а при определенном раскладе — долговременным и доходным бизнесом. Но на сегодняшний день наша страна, обладая всеми видами ресурсов для производства сельхозпродукции, пока их не использует. Мы пока рассуждаем «сдавать или нет иностранцам свои земли». Похоже, воздвигать российский флаг на «продовольственной башне» АТЭС пока еще рано.

Между интеграцией и неоколониализмом

Вернемся к интеграционной безопасности. В концепции участия России в Форуме-2012 записано, что поскольку «стратегическая обстановка в АТЭС не несет непосредственных угроз для России, безопасность трактуется не как баланс сил, а как безопасность через совместное развитие». Документ не определяет конкретные «вехи» и степень интеграции России, но констатирует одну принципиальную вещь. В условиях «недостаточной вовлеченности Сибири, Дальнего Востока и крайнего Северо-Востока в общероссийское развитие форсирование сотрудничества с АТЭС несет угрозу их превращения, скорее, во внешние рынки сопредельных с Россией государств, чем интегральную часть отечественного рынка». Другими словами, внутренняя неразвитость окраинных российских территорий автоматически отодвигает интеграционные перспективы России в АТР. Вариант же бездумной политики «открытых дверей» может вообще превратить РФ из партнера в объект жесткого неоколониализма и привести, образно говоря, к снятию российских флагов с «башен» АТЭС.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу