Китайский фактор в АТЭС: ограничитель или стимулятор?

26.04.12

Китайский фактор в АТЭС: ограничитель или стимулятор?

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

В настоящее время, как известно, в КНР идет снижение годовых темпов прироста ВВП (до 7-7,5%). Оно обусловлено, в том числе, и переориентацией экономической стратегии КНР с внешних источников на внутренний рынок. Возникает естественный вопрос — как отразятся данные процессы на самочувствии Форума АТЭС? Не превратится ли Китай или китайско-американское соперничество в явные ограничители для АТЭС? Не существует ли вообще угрозы полного раскола проекта на «китайскую» и «американо-японскую» части?

США в АТЭС: «с нас уже хватит»

Участие КНР в АТЭС многими экспертами сегодня рассматривается не только как усиление региональной и глобальной экономической роли республики, но и как некий внутренний вызов для самого Китая. Углубление внешней интеграции через проект автоматически усиливает либерально-экономические настроения в стране, порождая политическое давление на руководство как «справа» (со стороны частного бизнеса и части интеллигенции), так и «слева» (из лагеря сторонников сворачивания «буржуазных реформ»). Одновременно углубление формата АТЭС до крайности обостряет «традиционные» геополитические и торгово-экономические противоречия Китая с США, Японией и их союзниками — партнерами по проекту.

Последний саммит АТЭС в Гонолулу (США, 2011г.) стал для Пекина неприятным сюрпризом. Американский президент открыто обвинил КНР в «традиционных грехах» — сдерживании юаня и интеллектуальных кражах. Обама, в частности, заявил, что «в Китае существует группа производителей товаров на экспорт, которую устраивает существующая система, и изменить что-либо для них сложно политически. Я это понимаю. Но США и другие страны чувствуют, что с нас уже хватит».

Наряду с этим США приветствовали канадскую инициативу присоединения к переговорам о создании нового проекта в структуре АТЭС — Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП) на основе углубления региональной системы свободной торговли в АТР.

Решения американского саммита АТЭС абсолютно не совпали с приоритетами и особенностями китайской стратегии. Как известно, в Гонолулу были определены следующие приоритеты Форума: укрепление региональной интеграции через создание Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли и устранение новых нетарифных барьеров. Поддержка «зеленого роста» при торговле экологическими товарами, устранение субсидий, связанных с использованием ископаемого топлива и др.

Блок «зеленых приоритетов», несомненно, носит явный антикитайский подтекст. Он дает некие официальные «полномочия» США и их союзникам для развертывания критики экологической политики КНР в рамках проекта. К слову, окружающая среда в Китае, действительно, подвергается мощному технологическому давлению и разрушению. Другое дело, что американцев вряд ли заботит экологическое здоровье китайцев. Речь идет, скорее, о попытке использования Вашингтоном данного вопроса в сугубо политических целях, получении американцами неких дополнительных (экологических) рычагов давления на Пекин.

КНР — США в АТЭС: кто кого держит за горло?

Часть китайских экспертов (Син Гуанчэн, Цзинь Цаньжун и др.) считают, что — «нынешняя политика США в отношении Китая пока не достигла этапа сдерживания». И что на пути реализации этой политики стоят минимум три препятствия: 1) президентские выборы в США; 2) бюджетный дефицит и государственный долг Америки; 3) наличие острых проблем на арабском Востоке, с Ираном, в Афганистане, отвлекающие внимание и ресурсы от региона АТР. Следует добавить, что китайские эксперты умолчали о четвертом, возможно, самом главном барьере — наличие колоссального (1,2 трлн долл.) долга Вашингтона Пекину. Скупив американские государственные ценные бумаги, Поднебесная взяла Америку за горло. Она может ослабить хватку, но может и придушить «партнера», если тот захочет въехать в АТР на «белом коне» с флагом победителя.

Другая часть ученых КНР настроена жестко и агрессивно в отношении США, считая, что ни в АТЭС, ни в АТР в целом, мира между двумя странами не будет. Рано или поздно конфликт, включая и силовой сценарий, произойдет.

Китай — АСЕАН: «отдельные страны могут заплатить высокую цену»

В Гонолулу председатель КНР Ху Цзиньтао призвал участников проекта к «выработке концепции инновационного развития». Очевидно, что в этой инициативе, кроме внутрикитайских задач перехода на новую (инновационную) экономику, скрывается ряд региональных приоритетов. Прежде всего, усиление морского доминирования Китая в АТР и лидерство международного финансового центра в Шанхае в регионе. Необходимость для КНР урегулирования территориальных (островных) споров с Японией, Филиппинами, Вьетнамом и др., желательно на китайских условиях, но в отдельных случаях возможен и компромисс. Решение тайваньского вопроса, но исключительно в форме мирного объединения «двух Китаев». Сохранение близких отношений с АСЕАН, включая развитие открывшейся 1 января 2011 года Зоны Свободной Торговли (ЗСТ) АСЕАН — КНР.

Похоже, что Китай делает особую ставку на этот проект, видя в нем основной противовес американскому ТПП. Многие китайские эксперты открыто говорят, что «в настоящее время уже невозможно избежать конкуренции ЗСТ Китай-АСЕАН с моделью Транс-Тихоокеанского партнерства, которую всемерно предлагают США». Более того, китайцы считают, что одна из целей США — создание для КНР торговой изоляции и ликвидация национальных предприятий Китая.

Сотрудник Института по исследованию международного торгово-экономического сотрудничества Министерства коммерции КНР Мэй Синьюй отмечает, что «хотя отдельные страны АЕСАН и имеют территориальные споры с Китаем, а некоторые рассчитывают ...на военную мощь США, (эти страны) должны понимать, что, если между Китаем и США произойдет конфронтация, им придется заплатить высокую цену».

Данные о темпах развития ЗСТ КНР — АСЕАН подтверждают серьезность политических намерений Китая. Только в январе-октябре 2011 года общая сумма прямых инвестиций китайской стороны в нефинансовый сектор экономики стран-членов АСЕАН достигла 2 млрд 336 млн американских долларов. Сингапур, Мьянма и Камбоджа заняли первые три места по объему привлеченных китайских инвестиций. В целом за последние три года китайские предприятия инвестировали в страны АСЕАН капиталы в размере 12 млрд 426 млн долл..

По действующим правилам китайские предприятия могут инвестировать капиталы в любую из десяти стран-членов АСЕАН, а выпущенные в этой стране товары смогут выйти на рынок остальных девяти участников Ассоциации на основе нулевой таможенной пошлины. Более того, они (товары) могут поступать на еще более широкий рынок на основе соглашений о свободной торговле, заключенных между АСЕАН и Японией, Республикой Корея и др.

Россия — «смотреть со стороны»?

На Владивостокском саммите АТЭС китайско-американские «разборки» теоретически могут иметь место. В какой форме проявится напряженность между двумя мировыми лидерами и какого уровня она достигнет — покажет уже ближайшее время. Важно, чтобы Россия и тактически, и стратегически заняла точную (промежуточную) позицию, несмотря на все стратегические симпатии или антипатии к тому или иному партнеру. Пытаясь извлечь какую-либо выгоду из противостояния двух гигантов, всегда есть опасность серьезно испортить отношения с каждым из них.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу