Токио-Пекин: психология конфликта

03.10.12

Токио-Пекин: психология конфликта

Эксперты МГИМО: Лукин Александр Владимирович, д.ист.н., PhD

Обострение территориального конфликта между Китаем и Японией ставит ряд вопросов перед экспертами-международниками. Почему обострение произошло именно сейчас? И почему политические проблемы не уменьшаются, а возрастают?

Формальная причина обострения — действия японской стороны. Именно она инициировала передачу островов Сенкаку (Дяоюйдао) из частной собственности в государственную. Юридически это действие никакого отношение к вопросу суверенитета не имеет: если даже китаец купит землю в Японии, это не значит, что она перейдет под суверенитет Китая.

В Китае, переход островов в государственную собственность, был воспринят как нарушение статус-кво, о котором, с китайской точки зрения, взаимопонимание сохранялось со времен нормализации отношений. Эту точку зрения высказал помощник министра иностранных дел КНР Лэ Юйчэн, выступая на симпозиуме, посвященном 40-й годовщине нормализации отношений между двумя странами.

Существует и более фундаментальная причина обострения китайско-японского конфликта. Экономическая и политическая мощь Китая, основанная на длительном периоде успешного экономического роста, год от года увеличивается. Рост китайской экономики способствует углублению экономического сотрудничества с основными партнерами, в том числе и с Японией. Объем торговли между двумя странами в прошлом году достиг 345 млрд долларов США. Япония является крупнейшим инвестором в китайскую экономику, для нее Китай — ведущий торговый партнер, как в области импорта, так и экспорта.

Казалось бы, двум странам необходимо решительно избегать любых споров. Ведь серьезный конфликт нанесет непоправимый ущерб обеим странам, каждая из которых испытывает экономические сложности. Но экономические соображения не всегда определяют отношения между странами. Достаточно вспомнить, что накануне нападения Германии на СССР в 1941 году две страны были тесными экономическими партнерами. Экономическая взаимозависимость, конечно, является фактором, сдерживающим японо-китайскую конфронтацию. Но есть еще соображения политического, националистического, психологического характера.

Смысл их можно свести к следующему: Китай укрепляется и становится более активен во внешней политике. Хотя активизируется Пекин пока осторожно, в стране растут общественные силы, призывающие правительство действовать еще более напористо в отношении исторических «обидчиков», и прежде всего — Японии. Предлагается, по примеру США, использовать армию за рубежом для защиты своих экономических и политических интересов. МИД обвиняется в слабости и нерешительности.

Под общественным давлением официальный Пекин расширяет сферу «коренных интересов»: если раньше речь шла в основном о Тайване, то теперь это и Дяоюйдао, и острова в Южно-Китайском море, и Тибет (где всякие переговоры с далай-ламой, проводимые с 80-х годов прошлого века, в 2010 году были прерваны), и Синьцзян, и вопросы обеспечения экономики недостающими ресурсами.

Япония, находящаяся, в отличие от Китая, в геополитическом отступлении, крайне болезненно воспринимает любые уступки или компромиссы. Любой политик, пытающийся найти компромиссное решение по многочисленным территориальным спорам, — а они у Японии существуют не только с Китаем, но и со всеми другими соседями: Россией, Кореей, Тайванем, — моментально подвергается атакам со стороны националистической общественности и объявляется предателем.

Каковы перспективы конфликта? В нынешней ситуации его разрастание вряд ли возможно. Обе страны слишком заинтересованы друг в друге, чтобы позволить себе серьезную конфронтацию. Попытки санкций и давления со стороны Пекина вряд ли к чему-то приведут. Такие попытки уже принимались ранее, однако китайская экономика зависит от Японии не меньше, чем японская от китайской. Поэтому любые санкции ударят по обеим сторонам.

Но и разрешение конфликта путем компромисса также маловероятно. Китайские претензии к Японии не снимаются. Они касаются не только территории, но также интерпретации истории, отказа Японией признать зверства времен второй мировой войны.

Скорее всего, конфликт и далее будет развиваться волнами, то затухая, то разгораясь вновь. При этом многое будет зависеть от развития Китая. Если оно будет идти успешно, и мощь страны будет нарастать, то Пекин может становиться все менее сговорчивым, что будет обострять ситуацию. Если же экономика Китая столкнется с серьезными трудностями, то пекинским руководителям придется заняться более насущными проблемами.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу