«Бросит» ли Китай «перчатку» Америке

25.10.12

«Бросит» ли Китай «перчатку» Америке

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

В преддверии XVIII съезда КПК и ноябрьских президентских выборов в США всех волнует, как будут развиваться отношения двух держав после смены руководства в обеих странах? И не грозит ли миру длительный период конфронтации и конфликтов между старым «американским хищником» и молодым «китайским драконом»?

Две модели, две стратегии. Какая приведет к глобальному господству?

В ноябре 2012 года в США и КНР пройдут внешне схожие процессы смены власти. В Пекине в рамках XVIII съезда — партийной, а в Вашингтоне — президентской. В Америке смена власти воспринимается обществом традиционно, как регулярная процедура. Но кто войдет в Белый дом в качестве нового президента, точно не знает никто.

В Китае сегодня она качественно иная, знаковая. Происходит смена поколений руководителей. Четвертое поколение отдает бразды правления пятому, которые будет у власти как минимум до 2020 — 2022 гг. 8 ноября 2012 г. съезд этот процесс начнет, а ВСНП (китайский парламент) в марте 2013 г. закончит. Большинство в Китае и мире знают, кто будет управлять страной. Это — будущая партийно-государственная «связка» Си Цзиньпин (генсек КПК и председатель КНР) и Ли Кэцян (премьер Госсовета КНР).

Есть две модели, две идеологии, две стратегии. Что лучше и какая выживет, мир узнает в будущем. И хорошо, что в будущем. Поскольку варианты диалога — кто лучше и сильнее — могут быть разными, включая силовой. Сегодня речь идет только о «старте» избираемых руководителей, которые продолжат «марафонский забег» соперничества двух держав. Цель «забега» известна — полное глобальное лидерство и получение ресурсов большей части мира для процветания своего народа.

Более простой способ соревнования, в варианте «спринта» в 2011 году попробовали сделать США, предложив КНР некое «разделение мира» по сферам ответственности между двумя державами (проект G-2), который с треском провалился. Китай, похоже, и не собирался делить виртуальную власть, тем более на американских условиях. В Вашингтоне, видимо, с запозданием осознали наивность своих предложений, идущих то ли из традиций британской колониальной империи по типу «разделяй и властвуй», «кнута и пряника», то ли непосредственно из специфики американского генотипа, скроенного по принципу «быстро и прямо сейчас». Для многотысячелетней китайской дипломатии эти предложения выглядели как «детские хитрости», но подогревали при этом самолюбие нации и руководства.

От островных споров к «Азиатскому НАТО». Чем ответит ученик китайскому Учителю?

Сегодня Вашингтон пытается извлечь пользу из преподанного урока китайского Учителя. Началось системное и долговременное военно-политическое «возвращение США» в Азиатско-Тихоокеанский регион и создание там новых или обновление старых проектов безопасности. США выжимают все возможное из обостряющихся китайско-японских, китайско-вьетнамских, китайско-филиппинских территориальных споров. Учитывая растущие страхи в Ханое, Маниле, Токио, Вашингтону намного легче собирать «антикитайские команды» в том или ином формате.

Просматривается перспектива превращения двухсторонних военных союзов США с Японией, Южной Кореей и другими в коллективные антикитайские проекты, включая и «обиженный» Китаем Вьетнам (из-за конфликта вокруг островов Спратли). КНР, проявляя жесткость в территориальных спорах, вольно или невольно ускоряет процесс «интернационализации» конфликтов. В этом же русле происходит подключение Мьянмы, которую раньше Вашингтон не любил из-за военных диктатур, но сегодня «простил» ради более важной для них задачи — сколотить на юго-восточных рубежах Поднебесной враждебную для Пекина группировку. Мьянма приглашена для участия в ежегодных американо-таиландских военных учениях «Золотая кобра».

Не исключено, что со временем мир с удивлением обнаружит в Восточной Азии тот или иной вариант «Азиатского НАТО». В любом случае американцы настроились на длительную и многоплановую борьбу с Китаем, включая экономику, киберпространство, культурно-гуманитарную конкуренцию.

Взгляд из Пекина. Кому больше нужен китайский «список Ромни»?

На этом фоне особенно острой выглядит «китайская тема» в предвыборной риторике кандидатов на президентское кресло. Митт Ромни, упрекая Барака Обаму в мягкости и ошибках на китайском направлении, обещал в первый же день своего президентства официально обвинить Китай во всех «грехах», в первую очередь в «манипулировании юанем».

Эксперты составили некий «список Ромни», включающий меры по сдерживанию Китая — требование изменения курса юаня, претензии к китайскому телекоммуникационному гиганту «Хуавэй» и другим компаниям, обвиненным в шпионаже, необходимость введения США протекционистских мер в отношении ряда китайских товаров, введение экономических санкций против КНР из-за импорта иранской нефти и поддержку Сирии и наконец создание военного блока в Азии, имеющего антикитайскую направленность.

Несмотря на предвыборный характер дискуссий, которые сложно выдать за официальную позицию Вашингтона, «список Ромни» уже стал хорошим «подарком» китайским ястребам и части радикально настроенной молодежи. Если же Ромни победит и выполнит хотя бы часть обещаний, то есть будет не только и не столько «сдерживать», но и «наказывать» Китай, то можно представить, что произойдет в КНР. Нынешние антияпонские выступления могут показаться «цветочками» по сравнению с возможными антиамериканскими «ягодками».

Сможет ли в этих условиях новое китайское руководство обуздать страсти — большой вопрос. Си Цзиньпину придется найти очень весомые аргументы, чтобы успокоить своих генералов, отдельных политиков и многомиллионную молодежь. В 2001 году, в период китайско-американского скандала по поводу пойманного самолета-шпиона США, тогдашнему председателю КНР Цзян Цзэминю стоило больших усилий вернуть отношения двух стран в обычное русло. Главными оппонентами тогда выступали военные.

«Список Ромни» вполне может подстегнуть и китайские военные расходы. Если республиканец войдет в Белый дом, нетрудно предположить, что это повлечет за собой кратное увеличение военного бюджета КНР. Уже сегодня Китай планирует к 2018 году добавить к действующему авианосцу еще 4, включая два атомных. Аналогичные программы активно развиваются по стратегическим, авиационным и другим видам вооружений.

Нужен ли Си Цзиньпину жесткий разговор с Америкой?

С другой стороны, ни Китаю, ни Вашингтону (независимо от президента) эти страсти совсем не нужны по финансовым и иным причинам. Если отвлечься от предвыборной риторики, нельзя исключать благоприятный сценарий взаимоотношений республиканского руководства с Китаем. При республиканцах отношения могут быть даже лучше, чем при демократах.

Крупный финансово-промышленный капитал США, интересы которого отчасти выражает Ромни и его партия, будет требовать сохранения «китайского пирога», и от «списка Ромни» могут остаться лишь воспоминания. За 30 лет сложилась система мощного китайского лоббизма в США. При этом крупнейшие американские корпорации при негласной поддержке правительства КНР переносят производства в Китай, используя существующие там выгоды и преимущества.

Китайские корпорации, работающие в Америке, создали свою сеть уже американских лоббистских фирм и структур. Западные эксперты подсчитали, что, если «цена вопроса» для компании будет выше 5 — 7 млрд долларов, структуры способны «заморозить» практически любой китайско-американский конфликт. Но это, как они отмечают, касается в основном интересов крупного бизнеса, более тесно связанного именно с республиканцами.

На данный сценарий работает и пока не до конца определенная позиция будущего руководителя — Си Цзиньпина. В качестве заместителя председателя КНР он был с визитом в США и сделал там ряд лояльных и дружественных заявлений о необходимости «развития и углубления китайско-американского стратегического и экономического диалога и сотрудничества». Не исключено, что при всей внешней «жесткости образа» он может показать себя и как демократично настроенный политик в отношении США, возможно, более демократично, чем нынешний Ху Цзиньтао.

Си Цзиньпин, являясь прагматиком, прекрасно понимает, какая реальная дистанция между его страной и США. Понимает, что время «бросить перчатку» Америке еще не пришло. Возможно, оно когда-нибудь и наступит. Но, вероятно, для китайских руководителей уже следующих поколений.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу