Китайские сценарии для Корейского полуострова

30.11.12

Китайские сценарии для Корейского полуострова

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Корейский полуостров занимает приоритетное место во внешней политике КНР и с точки зрения ядерной безопасности, и в плане возможностей экономического взаимодействия с Южной Кореей. Как будет развиваться корейская политика Китая после XVIII съезда КПК и какие проблемы достались в наследство новому китайскому руководству?

Северная Корея между Китаем и США

Эксперты при обсуждении проблем Корейского полуострова выделяют в основном региональные вызовы и риски, связанные с северокорейской ядерной программой, острыми межкорейскими отношениями и пр. При этом подчеркивается высокая степень традиционной политической близости КНР и КНДР, наличие некоей неформальной ответственности Пекина за своего непослушного «младшего брата».

Однако в последнее время в корейской проблеме стали просматриваться и глобальные аспекты. После ракетных пусков Пхеньяна, артиллерийских перестрелок двух корейских государств и замораживания шестисторонних переговоров, эта проблема стала влиять на общее противостояние КНР и США. Пентагон, указывая на Пхеньян, проводит расширение своей противоракетной обороны (ПРО) в Азии, создавая дополнительные стратегические рычаги «сдерживания». Причем направлены они не против Северной Кореи, а в первую очередь против Китая. Идет размещение новых радаров раннего предупреждения на южных островах Японии и Филиппинах, увеличение числа (с 26 до 36) специальных военных кораблей, оснащенных антиракетами.

Одновременно идет подготовка к переформатированию американо-японского и американо-южнокорейского союзных договоров в сторону углубления военно-политических обязательств сторон. Заметим, что причины активизации Японии и США связаны не только с Северной Кореей, но и с известным островным спором Китая с Японией. При этом Пхеньян, играя на грани «ядерного фола», вольно или невольно «подставляет» своего «старшего брата» в его геополитическом и региональном соперничестве с Америкой.

Теоретически, как отмечает ряд радикально настроенных китайских экспертов, существует вариант использования Северной Кореи против США в качестве элемента уже китайской политики «сдерживания». Но для этого потребуется реализовать как минимум две вещи — во-первых, сделать Северную Корею полностью зависимой и подконтрольной Китаю, включая ее политическую и военную жизнь. Пока Пекин этого добиться не может. Несмотря на давние братские связи, Пхеньян проводит собственную политику, не особенно прислушиваясь к советам китайских товарищей.

Во-вторых, Китаю необходимо получить от Северной Кореи некие экономические гарантии дееспособности, что возможно только на пути системного усвоения КНДР опыта китайских реформ. В этом случае КНР гипотетически могла бы закрыть глаза на северокорейскую ядерную программу, органично встроив ее в собственную политику «сдерживания» США.

«Корейская проблема» на пути великой державы?

Складывающиеся реалии совершенно иные. КНДР не торопится применять у себя китайский опыт, сосредоточив все силы и ресурсы нации на развитии ядерной программы. Корейская атомная бомба для многих северокорейцев, возможно, является и некоей «национальной идеей», и единственным защитным оружием от Америки и других врагов, и одновременно понятным миллионам объяснением: «почему мы живем так бедно».

При этом Пхеньян требует от Пекина расширения кредитной, продовольственной, энергетической и иной помощи. Китай всегда поддерживал идеологически близкий ему режим, иногда спасая его от смертельной угрозы (Корейская война 1950—1953 гг.). Не оставил он КНДР и после установления дипломатических отношений с Южной Кореей (24 августа 1992 г.), хотя это и вызвало на севере Корейского полуострова бурю негодований и обвинений в предательстве.

В настоящее время в Чжуннаньхае (так называется «китайский Кремль») с растущим раздражением констатируют стойкое нежелание Пхеньяна строить социализм по китайской модели. Причем, если в конце 1990-х начале 2000-х годов многие ученые КНР писали о «легкости и быстроте» реализации данного проекта, указывая на уже апробированный опыт открытых зон КНР, возможности использования китайского финансового и кадрового ресурса, то сегодня тон публикаций резко изменился. Многие эксперты вообще не верят в корейскую модернизацию по китайскому варианту, считают, что Северная Корея «превращается в обузу» на пути Китая «в великую региональную и мировую державу».

Козыри Си Цзиньпина. Почему отказано в визите Ким Чен Ыну?

Возможно, что одной из причин неудачного визита в КНР 13 августа 2012 г. заместителя председателя Государственного комитета обороны КНДР, ближайшего советника молодого вождя Ким Чен Ына — Чан Сон Тхэка — как раз и стало недовольство китайских руководителей, вызванное подобной «упертостью» северокорейцев. Посланник не смог убедить Ху Цзиньтао в необходимости визита молодого руководителя в КНР до XVIII съезда. Судя по всему, не удалось Чан Сон Тхэку и получить новый льготный кредит в несколько миллиардов долларов.

По сообщениям южнокорейских СМИ, премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао предъявил корейскому представителю некие китайские претензии, связанные с фактами ущемления Пхеньяном китайского бизнеса, в частности горнодобывающей компании «Сиян групп». Как уверяют источники в Сеуле, северным корейцам было изложено пять условий, без выполнения которых не может идти речи о дальнейшем сотрудничестве, — принятие соответствующих законов о регулировании иностранного бизнеса, борьба с коррупцией, отмена практики введения новых налогов для инвесторов, оказание помощи со стороны властей, реорганизация таможни.

Очевидно, что новому руководству Китая придется встречаться с Ким Чен Ыном и «забыть» временные разногласия. Этого требуют протокол и более общие проблемы региональной и глобальной безопасности. Если бы Си Цзиньпину в итоге удалось каким-то образом вернуть КНДР за стол шестисторонних переговоров и возобновить работу «шестерки», это стало бы сильным «козырем» нового китайского руководителя в его дальнейшей региональной и глобальной «игре» с США и их союзниками.

Начнет ли новый президент РК «корейскую перезагрузку»?

Что касается Южной Кореи, то здесь у КНР создан прочный задел. Сложилось взаимовыгодное экономическое и инвестиционное партнерство с товарооборотом более 200 млрд долларов в год. 19 ноября 2012 г. премьер Вэнь Цзябао в Пномпене на встрече с президентом Южной Кореи Ли Мен Баком сообщил о планах сторон увеличить ее к 2015 г. до 300 млрд. Для сравнения: объем торговли Поднебесной с КНДР в лучшие времена не превышал 2,8 млрд.

В военно-политической области у КНР с РК не все так благополучно. Китай явно недоволен расширением американского военного присутствия в Южной Корее в рамках союзнических отношений Сеула с Вашингтоном. В зарубежных СМИ появилась информация о желании Южной Кореи начать строить собственный авианосец, чтобы не отставать от Китая, который активно развивает свою авианосную программу.

Видимо, Пекину и дальше придется лавировать между Пхеньяном и Сеулом, всячески содействуя той или иной возможности для нормализации. Скорее всего, любой вариант силового «наказания» Северной Кореи или свержения режима неизбежно приведет к эскалации конфликта на полуострове. Спор в данном случае уже пойдет о масштабах конфликта и составе участников.

Оптимальным для Китая выглядел бы сценарий подключения дополнительных (политических, экономических и пр.) южнокорейских ресурсов для нормализации обстановки на Корейском полуострове, но без американского «спонсорства». Возможно, что новый президент РК, который скоро будет избран в Сеуле, попытается при гласной или негласной поддержке КНР начать перезагрузку «зависающего» корейского «компьютера» в плане поиска новых комбинаций мира и региональной стабильности.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу