В Пекине следят за планами возвращения в Камрань флота России

03.12.12

В Пекине следят за планами возвращения в Камрань флота России

Эксперты МГИМО: Лукин Александр Владимирович, д.ист.н., PhD

В Пекине обратили внимание на переговоры между Россией и Вьетнамом об использовании российским ВМФ базы Камрань. История отношений в треугольнике Москва-Пекин-Ханой всегда была непростой. Тем больший интерес вызывает то, что реакция китайской стороны на возможное возвращение российского флота в Камрань, в целом, была нейтральной.

Недавно влиятельная китайская газета «Хуаньцю шибао» опубликовала статью «То, что Россия возвращается в Камрань, совсем не обязательно плохое дело».

Со времени образования КНР Москва и Пекин поддерживали борьбу вьетнамских коммунистов с французскими колонизаторами, а затем с американцами, защищавшими правительство Южного Вьетнама в Сайгоне. Эта поддержка продолжалась даже после разрыва отношений между КПСС и КПК в 1960-е годы. Однако после объединения Вьетнама под властью коммунистов отношения между Ханоем и Пекином испортились.

После окончания войны во Вьетнаме отношения между тремя социалистическим государствами стали в большей степени определяться геополитическими соображениями, чем идеологией. Объединенный Вьетнам начал претендовать на более существенную роль в регионе, противостоя желанию Пекина стать лидером коммунистического движения во всей Азии. В ответ Китай решил опереться на кровавый режим «красных кхмеров» в соседней Вьетнаму Камбодже, поддержав его в конфликте с Ханоем. А когда вьетнамские войска свергли этот режим, Китай задумал задать «кровавый урок» самому Вьетнаму, но потерпел обидное поражение в военном конфликте в феврале 1979 года. Это вооруженное столкновение назвали первой социалистической войной.

Сегодня отношения между Пекином и Ханоем продолжают оставаться натянутыми. Основной камень преткновения — территориальный спор о принадлежности Парасельских островов и островов Спратли в Южно-Китайском море. Вьетнам обеспокоен усилением китайской экономической и военной мощи, укреплением позиций Пекина в регионе и мире. Ханой начинает искать союзников для сдерживания бывшего социалистического друга. Поскольку основной геополитический конкурент КНР — США, Вьетнаму приходится искать взаимопонимание с этим бывшим смертельным врагом. США, которые также стремятся найти противовес влиянию Китая в регионе, не менее заинтересованы во взаимодействии с Вьетнамом.

В этом плане активизация дискуссии вокруг использования вьетнамской военно-морской базы Камрань представляет особый интерес. До 1972 года она использовалась войсками США. После поражения Южного Вьетнама в 1975 году база перешла под контроль северовьетнамских войск, а в 1975 сдана СССР на безвозмездной основе. После распада СССР Камрань практически не использовалась ослабшим российским флотом и с 1 января 2002 года в целях экономии средств была и вовсе закрыта. С 2003 года начались переговоры о возможности использования Камрани кораблями США. В июне 2012 года заинтересованность в использовании базы подтвердил посетивший ее министр обороны США Леон Панетта, ставший первым шефом Пентагона, побывавшим в социалистическом Вьетнаме.

В Пекине с недовольством отнеслись к планам американо-вьетнамского военного сотрудничества, в котором увидели очередной шаг по созданию американской системы сдерживания Китая и покушение на его территориальную целостность. Ведь, хотя США официально и не поддерживают территориальные претензии Вьетнама, обе страны выступают за возможность международного посредничества, в то время как Китай решительно возражает против интернационализации конфликта.

В связи с этим в Пекине с вниманием отнеслись к планам возвращения в Камрань российского флота. Вопрос о создании здесь базы материально-технического обеспечения российского ВМФ обсуждался, в частности, во время визита во Вьетнам премьер-министр России Дмитрия Медведева в начале ноября 2012 года. Как заявил журналистам российский премьер, дискуссия по этому вопросу будет продолжена.

В Китае эту новость восприняли со смешанными чувствами. С одной стороны, Пекин с ревностью следит за налаживанием отношений Москвы с Ханоем. Особенно недовольны здесь сотрудничеством российских и вьетнамских компаний по освоению природных богатств шельфа, несмотря на то, что Москва твердо обещала не вести никакой деятельности на спорных территориях. С другой стороны, для Китая пребывание в Камрани ВМФ дружественной России гораздо предпочтительнее, чем приход туда США.

Вероятно, в Китае берет верх второе мнение. Об этом, в частности, свидетельствует статья в «Хуаньцю шибао». Ее автор, военно-морской аналитик Ли Цзянь, подвергая решительной критике планы Вьетнама по интернационализации территориального спора, более сдержан в отношении России. Он считает, что хотя российское военное присутствие в регионе и сделает ситуацию еще более сложной, оно в то же время может дать Китаю больше пространства для маневра.

Такие оценки означают верность российского курса на развитие конструктивных отношений со всеми государствами АТР без вмешательства в конфликты между ними. Как известно, в спорах государств региона Россия не занимает позиции ни одной из сторон. Китай — стратегический партнер России и близкие отношения с ним крайне важны для нее. Но восстановление традиционных дружеских связей с Вьетнамом, так же, как и развитие взаимовыгодного партнерства с другими странами АТР, в неменьшей степени соответствуют национальным интересам России.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу