Карибский кризис преподал миру урок рассудительности

01.01.13

Карибский кризис преподал миру урок рассудительности

Эксперты МГИМО: Наринский Михаил Матвеевич, д.ист.н., профессор

Почему советское руководство приняло решение разместить на Кубе ракеты средней дальности и как повлияло ядерное противостояние осени 1962 года на внешнюю политику США, СССР и других стран, рассказал заведующий кафедрой международных отношений и внешней политики России МГИМО Михаил Наринский.

Гость программы — Михаил Матвеевич Наринский, заведующий кафедрой международных отношений и внешней политики России Московского государственного института международных отношений (МГИМО), доктор исторических наук, профессор.

Ведущий — Игорь Панарин.

Панарин: Здравствуйте! Мы рассмотрим очень важный исторический аспект мировой политики и международных отношений — это Карибский кризис. У меня в гостях один из ведущих российских экспертов, историк, политолог, заведующий кафедрой МГИМО, профессор, доктор исторических наук Михаил Матвеевич Наринский. Вы — один из ведущих российских историков в сфере международных отношений.

50 лет назад, в январе 1963 года, завершился Карибский кризис. Как он проходил, насколько актуальны сейчас те проблемы, которые были 50 лет назад, и сможем ли мы их разрешить? Или, может быть, мы уже тогда их разрешили? С чего начались все эти события?

Наринский: О Карибском кризисе очень много написано, и до сих пор спорят, каковы были основные мотивы советского руководства во главе с Никитой Сергеевичем Хрущевым для принятия решения о размещении советских ракет средней дальности на Кубе.

Одна точка зрения говорит о том, что основной целью было защитить Кубу от возможного нападения со стороны США. А нападение действительно готовилось — это подтверждено документами, американцы готовили операцию «Мангуст» против Кубы. Другая точка зрения: главным все-таки было стремление изменить в советскую пользу баланс ракетно-ядерного оружия, соотношение сил в ракетно-ядерной сфере, которое тогда было явно в пользу США.

Панарин: А какая точка зрения вам кажется наиболее близкой к действительности?

Наринский: Я думаю, что были и те, и другие мотивы. Это был комплекс мотивов, потому что последним толчком к принятию этого решения была информация о том, что американцы разместили свои ракеты средней дальности в Италии и Турции. Это было сделано в начале 1962 года, и Никита Сергеевич, когда ему сообщили об этом, со свойственной ему грубоватостью сказал: мол, а что, если и нам запустить американцам ежа в штаны.

Панарин: Ракетного ежа, суда по всему.

Наринский: Да, что если нам послать наши ракеты на Кубу, если американцы поставили их в Турции, и они накрывали всю европейскую часть.

Панарин: В том числе и Черноморское побережье, где находились дачи руководителей Советского Союза.

Наринский: По-моему, Никита Сергеевич отдыхал в то время в Болгарии, и министр обороны сказал ему, что на том берегу — американские ракеты. В начале июня 1962 года было принято решение разместить на Кубе советские ракеты средней дальности. Всего их должно было быть туда завезено 60 штук, но все завести не успели.

Если туда привезли ракеты, то надо было их еще и охранять от возможного нападения. Было решено разместить средства противовоздушной обороны, перебросить на Кубу два мотострелковых полка, перебросить тактические ракеты. Все это решено было сделать тайно, секретно, американцам ничего не сообщать.

Панарин: Неужели эту тайну удалось сохранить? Какое количество войск было переброшено?

Наринский: Операция «Анадырь» была проведена с военной точки зрения, как мне представляется, блестяще. Все грузы и весь личный состав грузили на суда только по ночам на Черном море и на Балтике. Причем весь личный состав загоняли в трюмы. Они не должны были во время плавания появляться на палубе.

Панарин: А они знали, что плывут на Кубу?

Наринский: Даже капитаны судов не знали, когда выходили. Им вручали запечатанный сургучом конверт и давали только указания выйти из Балтики или из Средиземного моря в Атлантику. А уже потом на мостик рядом с капитаном вставал офицер КГБ, и они разрывали этот сургучный пакет, вдвоем, и только тогда капитан судна определял путь.

Панарин: Кто придумал такой гениальный план с точки зрения скрытого выдвижения? Это довольно непросто.

Наринский: Я думаю, военные — не Хрущев. Таким образом удалось перебросить на Кубу примерно 40 советских ракет средней дальности. Дальность их действия была 1800 километров.

Панарин: Хватало до Вашингтона?

Наринский: Вполне хватало. Накрывалось все восточное побережье США…

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу