Европейская система банковского надзора: перспективы и препятствия

11.01.13
Эксклюзив

Европейская система банковского надзора: перспективы и препятствия

Эксперты МГИМО: Буторина Ольга Витальевна, д.экон.н.

15 января 2013 г. в Европейском парламенте начнется серия дебатов о новом законодательстве Евросоюза в области банковского надзора. Об этом — в комментарии профессора кафедры европейской интеграции Ольги Буториной.

Повестка дня предстоящих дебатов включает обширный круг вопросов. В их числе: процедурные правила Европейской банковской администрации (European Banking Authority); передача Европейскому центральному банку функций пруденциального надзора за кредитными учреждениями; оценка целесообразности выпуска стабилизационных (общеевропейских) облигаций; деятельность рейтинговых агентств; финансовый контроль за деятельностью кредитных учреждений и инвестиционных компаний; управление рисками применительно к обязательствам коллективного инвестирования в обращающиеся ценные бумаги (The Undertakings for Collective Investment in Transferable Securities — UCITS) и альтернативным инвестиционным фондам менеджеров. В последнем пункте речь идет об обязательствах паевых инвестиционных фондов, которые могут торговать по всему ЕС при условии, что они зарегистрированы как таковые внутренним регулятором.

Назначение системы и ход ее разработки

Общеевропейская система банковского надзора — сердцевина будущего банковского союза ЕС, призванного урегулировать проблемы, вызвавшие масштабный кризис европейской банковской отрасли. Предложения о ее создании были выдвинуты на саммите глав государств и правительств стран еврозоны 29 июня 2012 г. В резолюции саммита особо отмечалось, что создание Единого надзорного механизма (ЕНМ) является обязательным условием для того, чтобы Европейский механизм стабильности (из которого идет финансирование проблемных стран) мог напрямую проводить рекапитализацию банков государств-членов. Это, в свою очередь, позволило бы разорвать порочный круг между задолженностью коммерческих банков и государственным долгом, который возник в ходе текущего финансового кризиса в еврозоне.

Уже 12 сентября 2012 г. Европейская комиссия опубликовала проекты будущих законодательных актов. 13 декабря 2012 г. Совет ЕС огласил свою позицию относительно двух регламентов: о передаче надзорных функций Европейскому центральному банку и об изменении регламента 1093/2010 об учреждении Европейской банковской администрации. В опубликованном пресс-релизе говорится, что ЕНМ будет состоять из ЕЦБ и национальных компетентных органов. ЕЦБ будет нести ответственность за общее функционирование системы и осуществлять непосредственный надзор за банками еврозоны «избирательно и в тесном сотрудничестве с национальными надзорными органами». Государства-члены ЕС, не входящие в еврозону, смогут по своему желанию подключиться к деятельности ЕНМ, заключив с ним соглашения о сотрудничестве.

Функции ЕЦБ в области денежно-кредитной политики будут строго отделены от его надзорных задач, с тем, чтобы не допустить конфликта интересов. Для этого внутри ЕЦБ будет создан наблюдательный совет по вопросам банковского надзора. Страны ЕС, не участвующие в еврозоне, но подключившиеся к деятельности ЕНМ, будет иметь полное и равное право голоса в наблюдательном совете ЕЦБ.

В компетенции национальных органов надзора останутся функции, не возложенных на ЕЦБ. Например: вопросы защиты прав потребителей, отмывание противоправных доходов, платежные услуги, регулирование деятельности отделений банков третьих стран. Согласно резолюции Совета от 13 декабря 2012 г., ЕЦБ начнет выполнять новые надзорные функции с 1 марта 2014 г. или спустя 12 месяцев после вступления в силу соответствующего законодательства.

Цели общие, интересы разные

На пути введения нового законодательства стоит несколько сложных проблем. Крайне болезненным был и остается вопрос о соблюдении прав стран, которые не перешли на единую валюту, но могли бы присоединиться к общеевропейской системе банковского надзора. На декабрьской сессии Совета министр финансов Швеции Андерс Борг заявил, что его страна не будет присоединяться к банковскому союзу, так как действующие договоры ЕС не обеспечивают ей равного отношения. Он отметил, что правила голосования в наблюдательном совете ЕЦБ приобретают особое значение при решении вопроса о помощи банку, находящемуся на грани банкротства. Резонно предположить, что Швеция, имеющая сильную банковскую систему, не хочет становиться донором системы, имея при этом ограниченные возможности влиять на ее политику. Линию Швеции поддержала и Польша, сделавшая специальный запрос от имени нескольких стран, не участвующих в зоне евро. Министр финансов Дании Маргрете Вестагер заняла примирительную позицию. По ее словам, раз обеспечить равное отношение к странам-аутсайдерам нельзя, Совету следует найти способ компенсировать некоторое ущемление прав последних.

Вторым по важности вопросом является регулирование больших и малых банков, поскольку в любом случае ЕЦБ не сможет напрямую осуществлять банковский надзор за 6000 банками еврозоны. С начала переговоров Германия, Финляндия, Австрия и многие другие страны стремились оставить за собой контроль над небольшими и местными банками (например, такими как широко распространенные в Германии сберкассы), передав контроль за тяжеловесами на наднациональный уровень. После долгих дискуссий решено, что ЕЦБ будет непосредственно следить за крупными банками (слишком большими, чтобы обанкротиться — too-big-to-fail), а также за банками, получающими государственную помощь и помощь из фондов спасения еврозоны. При этом национальные надзорные органы будут проводить ежедневный мониторинг небольших банков.

Согласно компромиссу, достигнутому во время кипрского председательства в ЕС, банк будет считаться небольшим при выполнении хотя бы одного из следующих трех критериев: общая стоимость активов составляет менее 30 млрд. евро; общая стоимость активов составляет менее 20% национального ВВП; наличие дочерних предприятий или филиалов в трех и более странах, участвующих в едином надзорном механизме. Независимо от этих критериев, ЕЦБ должен будет непосредственно контролировать по крайней мере два банка в каждой стране.

Большинство членов Совета высказывались против двойных стандартов банковского регулирования, опасаясь дополнительной фрагментации финансового пространства ЕС с очевидными политическими последствиями. Их позиция была поддержана Европейской комиссией и ЕЦБ. Суть предложенного подхода сводилась к тому, чтобы ЕЦБ получил функции контролера высшей инстанции, что не исключало бы существования различных систем национального регулирования. Министр финансов Италии Виттори Грилли предложил, чтобы в будущем ЕЦБ получил право издавать инструкции и даже непосредственно вмешиваться в деятельность национальных надзорных органов. По мнению французского представителя, банки, находящиеся исключительно под контролем национальных органов, не должны были вести операций за пределами своей страны. Появление двухуровневой системы банковского надзора также несло в себе риск того, что рынки стали бы по-разному оценивать надежность банков, подпадающих под общеевропейский и национальный контроль.

Первоначально планировалось, что новое законодательство ЕС о банковском надзоре будет принято до конца 2012 года. Однако этого не произошло. Процесс тормозили четыре страны ЕС с наивысшим кредитным рейтингом ААА — Германия, Финляндия, Нидерланды и Люксембург (получившие неформальное наименование «банды трех, А» — the AAA Gang). Сначала они настаивали, чтобы Совет Экофин принял единогласное решение о контроле ЕЦБ за крупными банками, а ЕЦБ опубликовал список последних. Позже они потребовали убрать из официальных текстов любые упоминания о крайнем сроке введения в действие ЕНМ. Именно по их инициативе в заключение Совета попала формулировка «или через 12 месяцев после принятия решения Советом». По мнению некоторых обозревателей, Германия затягивает принятие решений об общеевропейской системе банковского надзора, поскольку к ним привязан вопрос о возможности прямой рекапитализации проблемных банков из «фонда спасения» еврозоны. Очевидно, Ангеле Меркель не хотелось бы, чтобы ее страна начала расплачиваться за финансовую невоздержанность, например, испанских банков накануне предстоящих в сентябре 2013 года всеобщих выборов.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу