Китай в Латинской Америке: между идеологией и прагматизмом

28.01.13

Китай в Латинской Америке: между идеологией и прагматизмом

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Латинская Америка всегда была не только ценной кладовой минерального сырья, но и континентом революционных идей и геополитического противостояния. США рассматривают Южную Америку как часть «своей» территории в плане экономического и политического влияния. Станет ли Китай бросать вызов Америке в ее вотчине?

«Мирное возвышение» в тылу у США

Политическая мотивация Китая в отношении Латинской Америки проявилась еще 9 лет назад, в ходе визита Председателя КНР Ху Цзиньтао на чилийский саммит АТЭС (2004) и посещения Бразилии, Аргентины, Кубы и других стран. Тогда был сформулирован системный интерес Китая к Южной Америке для «совместного развития и сотрудничества». С каждым новым визитом стратегические приоритеты Поднебесной в регионе приобретали дополнительные очертания. К 2009 году стало понятно, что кроме нефти, сырья, желания развивать торговлю и инвестиции, Пекин хотел бы плавно форсировать свое «мирное возвышение» в тылу у США.

«Масла в огонь» подлило заявление в 2009 году тогдашнего заместителя председателя КНР Си Цзиньпина, сделанное в ходе его визита в Мексику. Он сказал: «Некоторые хорошо откормленные, скучающие иностранцы не находят ничего лучшего, как тыкать пальцем в нашу страну. Во-первых, Китай не экспортирует революцию, во-вторых, Китай не экспортирует голод и нищету и, в-третьих, Китай не причиняет вам головной боли, разве этого мало?»

Будущий китайский лидер не называл персонально (по странам) «сытых иностранцев», но само место — приграничная с США Мексика, позволяло многим домысливать сказанное. Эмоции Си Цзиньпина не понравились в Вашингтоне и Брюсселе и, наоборот, вызвали бурный восторг у левых правящих элит и большей части населения Латинской Америки. Многие политики и рядовые граждане Кубы, Венесуэлы и других стран открыто стали говорить, что скоро появится сила, которая, памятуя лексику одного из советских лидеров, еще покажет Америке «Кузькину мать».

Трудно точно сказать был ли мексиканский жест Си Цзиньпина просчитанным шагом или эмоциональным экспромтом. Учитывая традиции Поднебесной, есть ощущение, что заявление все-таки было заранее подготовлено.

Сегодня определенный дискомфорт создают Вашингтону начавшийся военно-стратегический диалог КНР со странами Южной Америки и китайские военные поставки на континент. 20 ноября 2012 года в Пекине министр обороны КНР Лян Гуанле открыл 1-й оборонный Форум «Китай — Латинская Америка». Форум собрал высшее командование стран континента, руководителем которого выступил командующий сухопутными силами Уругвая Педро Сикуейра. С китайской стороны участвовали — генералы Ван Сибинь, Ци Цзяньго и другие.

Уго Чавес и Мао Цзэдун. Симпатии юности

Континент пережил несколько волн возрождения левых идей. В мире хорошо помнят, как революционная молодежь Латинской Америки (да и остальной части мира) в 60-х — 70-х годах ХХ в. с упоением и восторгом несла «иконы» — Че Гевары и Мао Цзэдуна. К слову, нынешний президент Венесуэлы Уго Чавес в ходе одного из визитов в КНР признался, что в молодости и сам был маоистом, добавив, что если бы Председатель Мао и Симон Боливар (лидер освободительного движения за независимость испанских колоний XIX в.) каким-то образом встретились, то «обязательно бы подружились». Другими словами, исторический контекст сегодня работает на укрепление китайско-латиноамериканских отношений.

Кубинский эксперт Фернандес Хильберто замечает, что «в результате прихода к власти большого числа левых правительств в Латинской Америке произошло интересное прагматическое сближение с Китаем. КНР и Латинская Америка продвигаются в направлении такой модели развития, при которой государство и рынок воссоединяются».

Три группы приоритетов Пекина. Холодный прагматизм и «ничего личного»

К слову Пекин, отдавая дань истории, все-таки рассматривает Латинскую Америку исключительно с прагматичных позиций, вне зависимости от левых или правых настроений. Китайское руководство выделило три приоритетных группы государств: первая — «стратегические партнеры» (Бразилия, Мексика, Аргентина, Венесуэла); вторая — «партнеры по сотрудничеству» (Чили, Перу, Куба); третья — «дружественные партнеры по сотрудничеству» (страны Центральной Америки и Карибского бассейна). В основе неофициальной «разбивки» лежат коммерческие, но не идеологические принципы.

Нынешняя политическая ситуация — сложившийся «статус-кво» на континенте, — пока, похоже, вполне устраивает Китай. Отдельные латиноамериканские эксперты отмечают, что КНР не собирается бросать вызов США. Все попытки Уго Чавеса убедить китайское руководство более активно использовать антиамериканский потенциал его республики, а также Боливии, Эквадора и других, пока остаются безуспешными.

При этом Пекин щедро одаривает своих друзей и партнеров льготными кредитами (32 млрд долл. — Каракасу под нефтяные поставки), вкладывает средства в инфраструктурные и другие проекты (7,6 млрд долл, в частности, получила Богота для строительства железной дороги от побережья Тихого океана до Карибского моря).

От торговли до интеграции. Учитывать равноудаленность

Возможно, подобное поведение Китая объясняется его неготовностью соперничать с Америкой в этом регионе. К тому же китайское руководство учитывает мнение не только левых правительств, но и позицию всех государств континента. А эта позиция связана с желанием ограничить американский гегемонизм, но не заменять его на китайский или какой-либо иной. Известный американский синолог, профессор Д. Шамбо по этому поводу заметил, что «страны Латинской Америки принимают Китай как часть их новой разнонаправленной внешней политики».

Учитывая эту особенность, КНР предлагает странам региона различные многосторонние, двусторонние и интеграционные проекты. Подключение в свое время Бразилии к трехстороннему сотрудничеству «Россия — Индия — Китай» (РИК) позволило не только превратить проект в более глобальный и многоплановый (БРИК, а затем и БРИКС), но и придать китайско-бразильским отношениям более развернутый формат. Одновременно Пекин основал Форум восточноазиатско-латиноамериканского сотрудничества (ФВАЛАС), стал постоянным наблюдателем в Организации американских государств (ОАГ) и предпринял другие шаги по продвижению своих интересов на континенте.

Часть латиноамериканских стран входит в НАФТА — зону свободной торговли Северной Америки, что создает для КНР определенные трудности. Ответ Пекина на эти трудности был достаточно эффективным — он создал с этими государствами (с Чили и Мексикой) — двусторонние зоны свободной торговли, умело используя стремление партнеров к диверсификации. Вот такой получился симметричный китайский «ответ», который дает ежегодный рост импорта чилийской меди в Китай, развитие инвестиционного и торгового сотрудничества с Мексикой.

Ожидаемая смена курсов. Что ждет Китай на континенте?

В ближайшей перспективе новое руководство Си Цзиньпина будет, скорее всего, придерживаться курса на сохранение баланса в треугольнике «США — Латинская Америка — Китай», не претендуя на лидерство. Более того, часть китайских экспертов не исключает усиление либерально-консервативных и проамериканских настроений в отдельных левых странах (Венесуэле, Кубе и др.) в связи с известными проблемами со здоровьем Уго Чавеса и старением революционного кубинского руководства. Эксперты говорят о возможных финансовых потерях Китая в случае смены руководства в Венесуэле. Известно, что оппонент Чавеса Энрике Каприлес, нацелившийся на президентское кресло, не раз публично заявлял о том, что «многие подписанные соглашения (с Китаем) содержат признаки чрезмерной лояльности, которую мы считаем ненужной», что многие контракты «не прозрачны» и требуют пересмотра. В любом случае Китай ждут на континенте новые времена, которые потребуют выдержки, мудрости и компромиссов.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу