Китай и БРИКС: механизм создания «неамериканского мира»

28.03.13

Китай и БРИКС: механизм создания «неамериканского мира»

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Как Китай воспринимает БРИКС? Можно ли говорить о том, что данный проект является для КНР одним из механизмов построения нового, «неамериканского мира»?

26–27 марта 2013 г. в г. Дурбане (ЮАР) под девизом «Партнерство в целях развития, интеграции и индустриализации» прошел V саммит БРИКС. По его итогам лидеры пяти государств подписали Этеквинскую декларацию, в которой подчеркнули общность позиций по ключевым международным проблемам.

Китайское видение БРИКС. «Золотой кирпич» или «осиновый кол» для империализма?

В китайском варианте БРИКС — это «золотой кирпич», который Поднебесная, похоже, хотела бы заложить в фундамент нового мирового порядка как в плане финансовой, так и международно-политической архитектуры. Справедливости ради заметим, что другие участники не против такого строительства. Вопрос — какова доля и интересы каждого. Учитывая китайский вес и тенденцию его «выхода из тени» в сфере большой международной политики, заинтересованность Китая в расширении и усилении БРИКС — наивысшая, хотя он это открыто и не декларирует.

Другие участники, возможно, видят в проекте больше прикладной смысл. ЮАР и Бразилия, например, хотели бы активнее развивать сельское хозяйство и биотехнологии, Индия — фармацевтику, Россия — космос и энергетику и пр. Китай, не отрицая специализации, делает акцент на общие вещи — необходимость развития нового, «неамериканского мира», стержнем которого и должен стать БРИКС. Не G-8 или G-20, — подчеркивают китайские эксперты, — а именно «золотой кирпич», в который входят поднявшиеся в последнее время крупные развивающиеся страны, обделенные мировой элитой. При этом кооперацию с указанными структурами китайцы не отрицают.

Фактически БРИКС позволяет Китаю по форме изменить традиционный подход к «третьему миру», не меняя его сути — всегда быть лидером развивающихся стран. Во второй половине XX в. Китай использовал больше революционные, идеологические методы.

В настоящее время формат БРИКС позволяет официально отстаивать интересы крупных развивающихся стран против «финансового засилья Запада» и его структур (ВБ и МВФ). При этом параллельно решаются и некоторые важные перспективные задачи, о которых пишут в последнее время китайские СМИ — подготовка к разрыву с долларовой системой, «страхование себя против финансовых кризисов» и др.

К слову, несмотря на внешнюю презентабельность проекта, по расчетам отдельных китайских экспертов, КНР необходимо примерно 25–30 лет для эволюции формата и превращения его из «золотого кирпича» в «осиновый кол» для мировой долларовой системы.

Банк развития. Почему не срослось?

На встрече в Дурбане лидеры Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР «согласились создать Новый банк развития», однако расхождения по параметрам нового института сохранились. Президент РФ Владимир Путин на саммите заявил, что Россия поддерживает создание банка, однако принципы его функционирования должны быть дополнительно проработаны на экспертном уровне.

Возможно, что отдельные страны, в первую очередь менее развитые, как ЮАР, не хотели в равной доле участвовать в создании уставного капитала банка, планируя исключительно получение выгод от проекта (инвестиций в свои отрасли экономики, льготных кредитов). Возможно, они имели некие завышенные ожидания относительно Китая как самой сильной державы проекта.

Однако китайское правительство, похоже, не было настроено на полное удовлетворение южноафриканских, бразильских или индийских потребностей в рамках программ банка. Учитывая, что КНР рассматривает будущий банк скорее как один из подготовительных инструментов создания «нового финансового мира», можно предположить, что между учредителями на данном этапе возникли споры — куда, сколько и в каком объеме направлять первые денежные транши и в каких пропорциях формировать уставной капитал.

Несмотря на «нестыковки», потребность в создании финансовой структуры объективно сохраняется. Существует желание всех членов БРИКС иметь большую независимость от произвола «старых» финансовых институтов. МВФ и ВБ дают займы, как правило, на условиях, не всегда приемлемых для стран-получателей, но выгодных США и ЕС.

В любом случае идея создания Банка развития с уставным капиталом в 50 млрд долл. остается перспективной. К этому следует добавить успешную работу созданного Делового совета в составе 25 представителей бизнеса (по 5 человек от каждой страны), образование экспертного консорциума, создание специального антикризисного фонда (100 млрд долл.). Обсуждаются идеи деятельности Банка международных расчетов стран БРИКС (для платежей в национальных валютах), а также секретариата (виртуальный создан в Дурбане) и должности Генерального секретаря БРИКС.

Российско-китайские пересечения. Как оценивает проект российский президент?

В перспективе БРИКС мог бы не только иметь взаимосвязь с «Группой Двадцати», но и теснее сотрудничать с Шанхайской Организацией Сотрудничества. Понятно, что сегодня это разные проекты. Но судя по темпам институализации, отмеченным в Дурбане, проекты сближаются, особенно с учетом повышения геополитической роли ШОС в мире и расширения ее состава.

Таким образом, китайское видение БРИКС — дальнейшая глобализация формата. Российский подход в этой части с КНР полностью совпадает. Президент РФ Владимир Путин в интервью ИТАР — ТАСС, данном накануне открытия саммита в Дурбане, подчеркнул необходимость трансформации проекта «из диалогового форума в полноформатный механизм стратегического взаимодействия», не направленного против кого-либо. Российский лидер подчеркнул, что именно Россия — инициатор создания БРИКС и председатель первого саммита (в Екатеринбурге в 2009 г.).

Другими словами и РФ, и КНР не возражают против дальнейшей политико-экономической эволюции БРИКС.

Очередь на вступление. Возможно ли исламское расширение БРИКС?

В пользу сценария дальнейшего расширения БРИКС говорит растущее желание ряда государств каким-то образом присоединиться к нему. Особенно такое желание просматривается в группе исламских стран. Первый в очереди на вступление стоит президент Египта М. Мурси. В своих интервью мировым СМИ он регулярно высказывает надежду, что «однажды БРИКС превратится в Е-БРИКС, где буква „Е“ будет означать Египет».

К слову, КНР была одной из первых стран, которая приняла и поддержала нового (исламского) президента, подписав с ним в Пекине в 2012 г. ряд важных инвестиционных и финансово-экономических документов, включая предоставление Китаем кредитов. На полях саммита российский президент также встретился с египетским лидером, обсудив с ним широкий круг двусторонних и региональных вопросов.

Два других кандидата географически значительно отдалены друг от друга, но конфессионально относятся к «исламской зоне» — это Турция и Индонезия. К кандидатам на вхождение также относится Мексика, представляющая, как и «старожил» проекта Бразилия, Латинскую Америку.

Другими словами, БРИКС в перспективе — это «срез» нашего противоречивого и многоликого мира, включая сильных и слабых партнеров, большие и малые религии, различные уклады и цивилизации.

Суммируя факты, которые были озвучены на саммите, можно предположить, что БРИКС для КНР становится реальным механизмом создания «неамериканского мира». Но какие «приводные ремни» и «рычаги» заставят его эффективно работать и как он будет выглядеть в конечном варианте- пока в Пекине, видимо, точно не знают (как, впрочем, в Москве и других столицах участников). В любом случае значимость проекта будет возрастать для всех. Но особенно для Китая, который все сильнее отрывается от своих партнеров.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Голос России»
Распечатать страницу