Интеграционные зигзаги украинской элиты

21.05.13
Эксклюзив

Интеграционные зигзаги украинской элиты

Эксперты МГИМО: Боришполец Ксения Петровна, к.полит.н., Чернявский Станислав Иванович, д.ист.н.

Директор Центра постсоветских исследований Станислав Чернявский и ведущий научный сотрудник Центра Ксения Боришполец — о выборе Украиной внешнеполитического вектора.

На протяжении всего постсоветского периода руководство Украины ориентировало страну на динамичное расширение хозяйственных связей с европейскими государствами и многостороннее сотрудничество по линии ЕС. Результатом этой политики стало существенное сокращение масштабов участия украинской стороны в экономическом взаимодействии со странами СНГ и заметный рост экономических связей с Европой. Однако реального разворота хозяйственной системы Украины в европейском направлении не произошло.

Хотя примерный паритет объемов российских и европейских инвестиций, установившийся к 2003–2004 годам, на сегодняшний день нарушен, и инвестиционная доля ЕС за 20 лет украинской независимости приблизилась, судя по официальным заявлениям, к 80%, сотрудничество со странами СНГ остается главной несущей конструкцией украинской экономики. В общем объеме украинского товарооборота торговля с членами СНГ (где Россия является доминирующим торговым партнером Киева) составляет сегодня 40%, а торговля со странами ЕС — примерно 28%. Помимо стоимостных показателей особую роль играет номенклатура товарообмена, при котором Украина получает из стран СНГ большие объемы стратегического сырья и использует рынки восточных соседей для экспорта своей «условно рентабельной» продукции. Что касается европейских рынков, то возможности поступления на них традиционных украинских товаров остаются ограниченными, а объемы технологического импорта не отвечают потребностям модернизации украинской экономики.

Учитывая постоянные трудности с выполнением бюджета, проблематичность получения дополнительных финансовых средств за счет внешних заимствований и уже имеющиеся долговые обязательства, составляющие более половины ВВП страны, необходимо констатировать, что вопросы модернизационного развития в партнерской связке как с ЕС, так и с СНГ являются для Украины весьма желательной, но все же только гипотетической перспективой. Очевидно, что в ближайшие три-четыре года речь может идти лишь о мерах, призванных обеспечить функционирование украинской хозяйственной системы и пошагово восстановить ее производственный потенциал. Поэтому ставка на реальный сектор экономики и его отрасли, сохранившие традиционную сопряженность с Россией и другими странами СНГ, является для Украины фактически единственным рациональным выбором. Дополнительным фактором, требующим повышенного внимания к реальному сектору экономики, выступает необходимость значительного увеличения экспортного потенциала страны.

Внутриэлитные проблемы и нестабильность внешнеполитического выбора

Основные сферы экономики страны контролируют более десяти финансово-промышленных групп, активно лоббирующих свои интересы в политике. При этом хотя богатейший бизнесмен Украины — Р.Ахметов (Донецк) — считается главным «спонсором» правящей партии (Партия регионов, ПР), только треть из 50 самых богатых людей Украины являются выходцами из восточных регионов страны.

Хотя круг украинских олигархов не отличается ни постоянством состава, ни сплоченностью, ни совокупным размером капиталов, основной характеристикой олигархического бизнеса выступает успешное увеличение европейских активов. При этом число новых проектов в реальном секторе экономики Украины за последние десять лет ничтожно мало, как невелико и число крупных бизнесменов, инвестирующих в страны СНГ. В целом, олигархический капитал контролирует производство до 90% ВВП Украины (в России, по оценкам авторитетных специалистов — примерно 35%). Однако основные фонды предприятий в подавляющем большинстве исчерпали свой ресурс, в результате чего конкурентоспособность украинской продукции постоянно снижается.

Основные производственные отрасли реальной экономики: машиностроение, металлургия, химическая промышленность и агропром — находятся в тяжелейшем кризисе, причем относительно благоприятные перспективы металлургического и химического производств связаны с возможностями модернизации, но не имеют источников финансирования для обновления основных фондов. Система доминирования олигархической собственности поставила современное украинское общество перед перспективой необратимой деиндустриализации, которая, с учетом конъюнктуры мирового рынка и масштабной внешней задолженности (обусловленной в основном корпоративными займами), может наступить примерно через три года.

Украинские олигархи обладают устойчивыми связями как в правительственных, так и оппозиционных структурах, что усиливает возможности влияния на процесс принятия решений. Однако в экономическом плане они с все большей очевидностью превращаются в балласт, паразитирующий на внешних сырьевых и финансовых ресурсах, от которых, хотя и по-разному, зависит бизнес и энергетика Д.Фирташа, и металлурга Д.Ахметова, и стоящего несколько особняком В.Пинчука.

Предпринятые в начале 2013 года шаги президента В.Януковича по ограничению круга олигархических группировок, имеющих доступ к бюджетным потокам, очень осторожны.

Сформированная по итогам октябрьских 2012 года выборов Верховная Рада 7-го созыва демонстрирует, насколько неустойчив актуальный баланс основных политических сил в стране. Состав Рады подтверждает, с одной стороны, ведущую роль правящей Партии регионов (ПР), а с другой — отсутствие у нее конституционного большинства и высокий электоральный потенциал оппозиции, который в ближайшем будущем не позволит значительно усилить влияние ПР. При этом объективные предпосылки взаимодействия между основными оппозиционными партиями («Батькивщина», «Удар» и «Свобода») выше, чем предпосылки сотрудничества с ПР, а их потенциальный блок фактически повторяет контуры «оранжевой коалиции», выигравшей борьбу за власть с помощью многочисленных демонстраций своих сторонников («Майдан»).

Хотя в последнее время все попытки добиться масштабного повторения массовых антиправительственных выступлений неизменно терпели поражение, затяжное блокирование работы украинского парламента в начале февраля 2013 года стало для оппозиционных лидеров вполне успешным опытом мобилизации, аналогичной периоду раннего «Майдана». Другими словами, вероятность регулярной эскалации конфликтных ситуаций в парламенте Украины стала реальным риском, что существенно повышает затратность обеспечения ведущего положения ПР в украинской политической жизни.

«Парламентский майдан» останется источником повышенной напряженности украинской политики. Однако поскольку традиционный регионализм и отсутствие публичных лидеров с положительной харизмой будут в обозримом будущем препятствовать сплочению украинской оппозиции, роль «парламентского майдана» не следует переоценивать в контексте принятия командой президента В.Януковича важнейших государственных решений.

Таким образом, в сфере формальной и неформальной украинской политики сложилась патовая ситуация, препятствующая обеспечению как функционирования, так и развития национальной экономики. Разворот в европейском направлении, опосредованный позицией большинства представителей олигархических групп, может, во-первых, привести к ускоренному разрушению хозяйственной системы страны. Во-вторых, европейский вектор может спровоцировать волну нестабильности в связи с проектами радикального перераспределения земельной собственности, которая-де-факто становится главным национальным богатством Украины.

Что же выберет украинская элита?

На наш взгляд, снижение напряженности между «западным» и «восточным» векторами интеграционной политики Украины в краткосрочной перспективе маловероятны. Самым существенным препятствием для этого выступает деятельность украинского энергетического лобби. Важную негативную роль играет и влияние олигархических кругов в украинском информационном пространстве.

Тенденции развития политической ситуации и основные факторы формирования обстановки на Украине не позволяют рассматривать эту страну в качестве надежного партнера России. Несмотря на ряд демонстративных жестов (торг касательно сдачи украинской ГТС в аренду, интерес к диалогу с ТС/ЕЭП, половинчатые уступки относительно статуса русского языка, формальные ограничения критики советского периода украинской истории), правящие круги Украины во главе с президентом В. Януковичем со всей очевидность завершают сейчас период колебаний между «западным» и «восточным» векторами стратегического сотрудничества. Судя по всему, выбор в пользу сближения с ЕС уже сделан, но пока не окончательно. Тем более что вопрос о том, кто и в каком объеме сможет спонсировать «европейскую траекторию» украинских элит, еще открыт.

Современные подходы украинского руководства к участию страны в региональных интеграционных процессах по-разному определяются в аналитическом дискурсе. Их сравнивают с «колебанием маятника», «зигзагами» или даже «хождением по кругу». Но проблема, связанная с выбором Украиной пути интеграционного движения, заключается в искоренении иллюзий, связанных с географическим положением страны и надеждами местных олигархов на обретение статуса посредника в распределении ресурсных потоков между разными регионами Европейского континента.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу