Возвращение «восьмерки» на международную арену

20.06.13
Эксклюзив

Возвращение «восьмерки» на международную арену

Эксперты МГИМО: *Панова Виктория Владимировна, к.ист.н., доцент

17–18 июня в Лох Эрне в Северной Ирландии прошел очередной саммит «Группы восьми». В условиях существования «Группы двадцати» и других объединений «восьмёрка» рисковала быть окончательно отодвинутой на второстепенные роли и совсем исчезнуть из числа участников глобального управления. Однако этого не произошло. Напротив, отмечает доцент кафедры международных отношений и внешней политики России Виктория Панова, состоявшаяся в Великобритании встреча позволила «восьмерке» подтвердить свою роль как ведущего игрока на международной арене.

Прошедший в Лох Эрне саммит «восьмёрки» имеет шанс войти в историю не столько благодаря громким информационным поводам (например, скандальному заявлению С.Харпера о том, что Россия — не член G8, т.е. встречи всегда проходили и продолжают проходить в формате 7+1), сколько благодаря окончательному возвращению «восьмёрки» на международную арену в качестве полноправного и сильного участника глобального управления.

Для британского председательства, несмотря на сменяющихся в стране лидеров, на протяжении всей истории существования «семерки»/«восьмерки» характерны такие черты: жёсткий контроль за направлением развития дискуссий в рамках определённой повестки дня (что особенно ярко проявилось в ходе председательства в 2005 году); неформальное общение участников (ещё в 1998 году Тони Блэр предложил максимально упростить встречи лидеров, оставив их без свиты из министров иностранных дел, министров финансов и т.п.); наконец, использование решений, принимаемых на саммите, не только для достижения своих внешнеполитических целей, но и для решения проблем национальной внутренней политики.

Д.Кэмерон и его помощники заслужили похвалы уже за то, что смогли справиться со сложнейшей задачей проведения саммита «восьмёрки» в условиях жёсткой конкуренции с другими механизмами — «Группой двадцати» и БРИКС. Несмотря на превалирование Сирии как информационного повода, не стоит думать, что заседания «восьмёрки» были посвящены исключительно ситуации в этой стране и разногласиям между Россией и остальными семью лидерами по этому поводу. Британский премьер в качестве приоритетов председательства смело вывел преимущественно экономическую проблематику, т.н. 3Т (trade, tax, transparency — торговля, налоги, прозрачность; хотя с учётом того внимания, которое было уделено проблеме борьбы с терроризмом, можно смело назвать саммит в Лох Эрне встречей 4Т).

Действительно, роль мирового экономического директората окончательно перешла к «Группе двадцати». Никто не оспаривает, что невозможно решать проблемы мировой экономики без крупных динамично развивающихся экономик. С другой стороны, невозможно определять направления модификации мировой финансовой и экономической системы без ведущих постиндустриальных стран. Именно поэтому, несмотря на пробуксовку процесса реформ МФИ, остальные члены «двадцатки» (или даже более узко — БРИКС) не спешат отказываться от уже существующих, хотя и не вполне отвечающих их интересам институтов, а пытаются договориться с ними о перераспределении полномочий. Более того, мир продолжает существовать по правилам стран «восьмёрки», и именно им приходится вырабатывать и определять рецепты микроэкономического развития.

По итогам британского председательства в «восьмёрке» стало ясно, что существование «Группы двадцати» не только не уничтожает «Группу восьми», но наоборот, стимулирует ее деятельность, т.к. теперь страны «восьмёрки» могут разделить формальное бремя ответственности со странами «двадцатки». Другими словами, уделив достаточное внимание проблеме международного развития, страны «восьмёрки» могут заняться важными для них самих делами: координацией усилий по дальнейшему преодолению кризиса и повышению конкурентоспособности собственных экономик.

Одним из важнейших итогов встречи в Лох Эрне стали положения об интенсификации переговоров между партнёрами о заключении Трансатлантического и Транс-Тихоокеанского торговых соглашений. Такое объединение усилий (хотя и с оговоркой, что все будет происходить в соответствии с правилами ВТО) может вновь оставить позади все остальные экономики и дать постиндустриальным странам шанс на второе рождение, сохранив за ними безусловное мировое лидерство.

В данном контексте менее радужно выглядят перспективы России. Да, за нашей страной официально признали право на создание аналогичных торгово-экономических интеграционных группировок на постсоветском пространстве. Но шансы на успешное экономическое развитие и модернизацию России заключаются в большей степени в возможностях экономической интеграции и взаимодействия с остальными странами «Группы восьми», а не за ее пределами. Фактически, именно этим, а не резким заявлением Харпера (и даже не периодическими заявлениями кандидатов в президенты США о необходимости исключить из «Группы» Россию), можно определить правдивость возвращения к ситуации пятнадцатилетней давности, когда «восьмёрки» как таковой ещё не существовало.

Что касается остальных экономических проблем, обсуждавшихся на «восьмёрке», то целый ряд тем (в частности, проблема ухода от налогов, безработица и т.п.) представляет собой дополнение/предварение аналогичных вопросов, которые уже активно рассматриваются в рамках российского председательства в «двадцатке» и должны быть развиты и далее по итогам Петербургского саммита в сентябре. Другими темами, не менее важными в глобальном плане, стали вопросы транспарентности и создания базы данных открытого правительства, использования минеральных ресурсов ненадлежащим образом, землепользования и безопасности питания и т.п. Отдельно хотелось бы отметить проблему изменения климата, т.к. это один из вопросов, где существует значительное поле совпадения интересов России со странами «восьмёрки», в противоположность совместных механизмов РФ с развивающимися странами. Было озвучено, что проблема изменения климата должна получить свое юридическое разрешение к 2015 году, и отмечены те площадки, в рамках которых страны-участницы должны стремиться договариваться во имя будущего нашей планеты.

Наконец, отдельным рефреном шли политические вопросы. Это не было чем-то новым, а скорее свидетельствовало о том, что «восьмёрка» сохраняет преемственность своих обсуждений и продолжает лидировать как субъект «глобального политического управления», в отличие от пока ещё не сформировавшегося в этом направлении другого клуба с российским участием — БРИКС. Вопреки истерии в прессе, как западной, так и российской, РФ не подверглась остракизму в рамках «Группы».

Действительно, у РФ сохранились серьезные разногласия с остальными странами «восьмерки» по проблемам Сирии, не во всем совпадают подходы к Ирану или израильско-палестинскому конфликту. Но есть и значительное поле совпадения интересов. Преувеличивать серьезность разных подходов к международным проблемам в странах-участницах не стоит. Уже не раз накануне саммитов в прессе активно обсуждалась возможность раскола группы. Такая ситуация повторялась из года в год из-за трудностей вокруг Уругвайского раунда переговоров ВТО, торговых войн между странами «Группы» и разных подходов к налогам на банковские операции, позиций по Ираку или ливанской войны 2006 года и т.п.

Как и раньше, грязное белье осталось внутри корзины, а в документах был отмечен общий знаменатель. В ситуации с Сирией вся «восьмёрка» согласилась с необходимостью проведения конференции в Женеве, а также отметила важность политического решения проблемы и всеобъемлющего урегулирования с участием всех сторон конфликта, как правительственных сил, так и оппозиции. Отдельно была отмечена важность исключения из процесса «Аль-Каиды» и других террористических группировок. Отсутствовало и положение о возложении вины за использование химического оружия на нынешнее правительство Сирии. Интересно, что (видимо, в качестве компенсации) российская сторона согласилась с формулировкой об особой ответственности со стороны правительства за соблюдение прав человека и международных гуманитарных конвенций. По традиции, в итоговом коммюнике была освещена позиция по всем проблемным точкам, таким как Иран, Афганистан, КНДР, Ливия и т.п. И в каждом из этих положений были отражены компромиссные позиции всех участников саммита. Огромная часть коммюнике была посвящена различным аспектам противодействия международному терроризму, от которого в той или иной мере страдают абсолютно все страны-члены «восьмерки».

Итак, саммит в Лох Эрне лишний раз продемонстрировал, что, несмотря на существующие между странами «Группы восьми» разногласия, общие интересы в значительной степени предопределяют продолжение диалога и достижение результатов разного уровня конкретизации. Несмотря на конкуренцию со стороны других клубов, «восьмёрка» подтвердила своё значение в качестве ведущего игрока на международной арене, как в сфере экономики, так и политики. Ну, а о «горячем желании» всех семи партнёров и ЕС исключить Россию из «восьмёрки» красноречиво свидетельствуют и договорённость провести двустороннюю встречу президентов РФ и США накануне саммита «двадцатки» в Санкт-Петербурге, и заключительный параграф итогового коммюнике, в котором все участники приняли приглашение приехать на саммит «Группы восьми» 2014 года в Сочи.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу