68-я сессия Генассамблеи ООН: избежать «сирийских вопросов» не удастся

20.09.13
Эксклюзив

68-я сессия Генассамблеи ООН: избежать «сирийских вопросов» не удастся

Эксперты МГИМО: Лебедева Марина Михайловна, д.полит.н., к.психол.н., профессор

Сирийский конфликт выявил несколько важных международных проблем, в том числе склонность некоторых акторов искать виноватых вместо того, чтобы пытаться решить проблему. Об этом — в комментарии заведующей кафедрой мировых политических процессов Марины Лебедевой.

В Нью-Йорке открылась 68-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН. Наряду с различными вопросами, включенными в повестку дня (обеспечение международной безопасности; предотвращение и урегулирование конфликтов; содействие устойчивому развитию; борьба с распространением наркотиков), вряд ли будет обойден стороной и сирийский вопрос.

О Сирии написано и пишется много. Это не случайно. Слишком важные международные проблемы оказались сфокусированы в этой стране. Одна из них — о подходе к международным делам. Как известно, есть два классических русских вопроса: «Что делать?» и «Кто виноват?». Если США и ряд других стран сосредоточились на втором вопросе, то Россия предложила решение первого — передать под международный контроль химическое оружие в Сирии. В результате был не только предотвращен военный удар с плохо прогнозируемыми последствиями, не исключающими дальнейшего усугубления сирийского конфликта, но и продемонстрирован принципиально иной подход к международным проблемам. Речь идет о подходе, который предполагает сначала поиск решения, а затем уже нахождение виновных с обязательными доказательствами их вины. Именно в такой последовательности следует действовать на международной арене. Идея же США нанести удар по сирийской армии означала наказание тех, кого американцы сочли виновными в развитии конфликта.

Представляется, что успех российской дипломатии не ограничивается лишь сирийским вопросом, а выходит за пределы данного конкретного случая. Если принцип «сначала поиск решения международной проблемы, а потом уже нахождение виновных» будет взят на вооружение, удастся избежать многих опасных траекторий мирового развития. Разумеется, это не так просто. Разумеется, в сложных конфликтных и кризисных ситуациях трудно отделить поиск решения от поиска виновных. Тем не менее, главное здесь — изначальная психологическая установка на то, чтобы сначала найти ответ на вопрос «Что делать?», а потом уже — на вопрос «Кто виноват?».

Другая проблема, которая еще раз вышла на первый план в связи с ситуацией в Сирии: что делать, когда современный внутренний конфликт, с одной стороны, имеет катастрофические гуманитарные последствия, а с другой — втягивает в свою орбиту внешних игроков, причем не только государственных, но и негосударственных? Ответа на этот вопрос, к сожалению, нет. Можно давать самые общие рекомендации относительно того, что необходимо сдерживать внешних игроков, пытаться наладить переговорный процесс между сторонами и т. п., но в современных условиях, когда к конфликту подключаются негосударственные акторы, это становится все сложнее.

Третья проблема сирийского конфликта — множественность участников со стороны оппозиции. Необходимо отметить, что эта особенность, как и предыдущая, не является уникальной для конфликта в Сирии. Обе эти проблемы относительно давние и отмечались в литературе по конфликтам еще в 90-х годах прошлого столетия. В Сирии же неоднородность оппозиции, пожалуй, проявилась особенно ярко. Недавние указания лидера «Аль-Каиды» А. Завахири о том, что исламистским боевикам необходимо избегать сотрудничества с другими силами оппозиции, — свидетельство этому. Расколотость, неоднородность оппозиции затрудняет переговорный процесс — непонятно, с кем разговаривать, если внутри оппозиции нет единства. В то же время это дает возможность отсечь радикальные силы. В любом случае, множественность участников конфликта остается фактом современного мира, с которым необходимо считаться.

Наконец, четвертая международная проблема, проявившаяся в сирийском конфликте, — использование оружия массового уничтожения. Это действительно очень серьезный вопрос. До Сирии применение в 1980-х годах химического оружия могло рассматриваться эпизодом, который остался в прошлом. Теперь этого уже сказать нельзя. Ситуация осложняется тем, что в современном мире доступ к подобного рода оружию могут получить негосударственные акторы. Поэтому решение официальных властей Сирии передать химическое оружие под международный контроль важно не только с точки зрения самого сирийского конфликта, но и как факт отказа от него государства.

68-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН предстоит обсудить немало сложных вопросов. В свете сирийской проблемы они могут приобрести дополнительное звучание. Так, становится все более очевидным невозможность игнорирования деятельности негосударственных акторов, в том числе в конфликтных ситуациях, обостряется проблема нераспространения не только ядерного, но и других видов оружия массового уничтожения и т. д. И самое главное: при подходе к международным проблемам сегодня, наверное, как никогда раньше (слишком хрупким стал мир), важна нацеленность на их решение при всем различии точек зрения и эмоциональных оценок.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу