Курилы: торг неуместен?

09.10.13

Курилы: торг неуместен?

Эксперты МГИМО: Стрельцов Дмитрий Викторович, д.ист.н., профессор

На полях саммита АТЭС состоялась встреча Президента РФ Владимира Путина и премьер-министра Японии Синдзо Абэ. На пресс-конференции по итогам саммита Владимир Путин заявил о возможности «в практическом плане работать над заключением мирного договора». По словам Президента, переговоры между министерствами иностранных дел уже ведутся. Также ожидается, что в ноябре состоятся российско-японские переговоры в формате «2+2» — встретятся министры иностранных дел и министры обороны двух стран. Пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков назвал настрой переговоров Путина и Абэ «чрезвычайно позитивным». По его словам, круг тем настолько широк, что «эксперты не успевают за таким интенсивным графиком, в деталях прорабатывать установки, которые дают лидеры двух стран». Пресс-секретарь Президента РФ также отметил, что на встрече речь шла и о необходимости «интенсифицировать работу по мирному договору». «Еще в Петербурге говорилось, что лучшей философской базой для урегулирования проблемы мирного договора могла бы стать японская формула „нет победителей и нет проигравших“. Еще раз стороны подтвердили, что это лучший подход. Сейчас нужно найти конкретную форму» — цитирует Дмитрия Пескова РИА Новости.

Следует отметить, что формула «нет победителей — нет побежденных» (или по-японски «хикиваки») уже звучала после встречи Владимира Путина и Синдзо Абэ на полях сентябрьского саммита G20, но ни сами участники переговоров, ни пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков не стали подробно пояснять смысл этого принципа. Заведующий кафедрой востоковедения Факультета международных отношений МГИМО Дмитрий Стрельцов полагает, что за формулой «нет победителей — нет побежденных» не стоит ничего нового: «Это такие эвфемизмы, ничего не значащие фразы наподобие тех, где говорится о том, что мы должны жить в мире и добрососедстве. Конкретное решение территориального вопроса не может быть найдено в формуле, которая удовлетворяла бы обе стороны».

Иную трактовку предлагает специальный корреспондент агентства «Интерфакс» Вячеслав Терехов: в своей обзорной статье о прошедшем саммите АТЭС он связывает эту формулу с возможным отказом России от увязывания решения территориальной проблемы с исторической победой во Второй Мировой войне и отмечает конфликт такой трактовки с позицией Китая, настроенного подчеркнуть не только свою роль, но и роль России в победе. «Лидер Китая Си Цзиньпин предложил вместе отметить 70-летие Победы во Второй мировой войне… Вот тебе и „закавыка“ — а как же тезис „нет победителей, нет проигравших“? Нам придется и говорить о победе на Дальнем Востоке, что мы все эти годы замалчивали. По крайней мере, не подчеркивали. Остается только гадать об истинной подоплеке этого китайского предложения: то ли верность боевому братству и нежелание забыть горечь побед, то ли стремление помешать активизации российско-японских отношений, ведь Япония сейчас один из самых сильных конкурентов Китая на Дальнем Востоке, в том числе и в отношениях с Россией» — замечает журналист.

Обсуждения возможности заключения мирного договора с Японией и связанных с этим вопросов в последнее время активизировались. Как известно, Япония ставит условием мирного договора передачу ей четырех островов Южно-Курильской гряды — Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи — ссылаясь на свою трактовку Московской декларации 19 октября 1956 года (в которой допускалась принципиальная возможность передачи Японии островов Хабомаи и Шикотан после подписания мирного договора).

Проблема так называемых «Северных территорий» в Японии крайне политизирована, японские политики, как правящие, так и оппозиционные, регулярно ставят вопрос о передаче Южных Курил — в связи с чем данный вопрос регулярно поднимается в ходе двусторонних переговоров, особенно касающихся возможности заключения мирного договора.

Следует отметить, что в период существования СССР Япония не рассчитывала на практическую возможность передачи Южных Курил: СССР не признавал сам факт наличия территориальной проблемы. На политически значимый уровень обсуждение перешло в конце 80-х — начала 90-х годов, в особенности после подписания Токийской декларации 1993 года, где была признана территориальная проблема и готовность её решать. С этих пор российские руководители и дипломаты сохраняли позицию о готовности в принципе обсуждать территориальный вопрос.

Активизация российско-японского диалога о подписании мирного договора в перспективе, принятие обеими сторонами формулы «нет победителей — нет проигравших» во взаимоотношениях вновь породило дискуссию о принципиальной возможности территориальных уступок Японии со стороны России. В конце сентября, впервые за восемь лет, Южные Курилы посетил действующий член японского правительства. Министр по делам Окинавы и Северных территорий Ичита Ямамото посетил Кунашир и Итуруп совместно с делегацией японских граждан, прибывших в рамках безвизового обмена между Россией и Японией. После визита Ямамото заявил, что «сильно ощутил необходимость добиться возвращения Японии четырех островов севернее Хоккайдо». Стоит отметить, что в этом ощущении министра, по его же собственным словам, укрепила улучшающаяся экономическая ситуация на Южных Курилах.

По итогам этой поездки отдельные представители российской радикальной оппозиции даже заявили о подготовке российским руководством «сдачи» Курильских островов. Однако данное заявление японского министра не только не осталось незамеченным российской стороной, но даже вызвало небольшой дипломатический скандал: 26 сентября МИД РФ заявил о возможности ограничений поездок японских чиновников, в случае если те не будут воздерживаться от публичных заявлений по тематике Курильских островов.

«Я считаю, что по территориальной проблеме компромисс в обозримой перспективе невозможен» — уверен Дмитрий Стрельцов. «Нам не надо отрицать нашей готовности к компромиссу, но в то же время нужно развивать отношения по другим направлениям. Территориальный вопрос нужно стараться сдвигать с центра политической повестки дня на периферию. Должна быть найдена некая формула, чтобы отложить этот вопрос в „долгий ящик“, оставить на суд будущих поколений. Но для этого нужна политическая воля», — резюмирует он.

Главный редактор журнала «Национальная оборона», член Общественного совета при Минобороны РФ Игорь Коротченко не верит в готовность российского руководства идти на территориальные уступки. «Ни о какой передачи Японии Южно-Курильских островов в принципе не может быть и речи. Я абсолютно убежден в твердой позиции российского руководства по данному вопросу. Российское общественное мнение абсолютно не примет никаких территориальных уступок Японии, и Путин на это не пойдет как политик. Мирный договор с Японией — не самоцель» — уверен Игорь Коротченко.

«На Курилах уже произошло укрепление военной инфраструктуры, туда поставлено новое вооружение и военная техника, которая позволяет на новом уровне обеспечить безопасность этих территорий. Кроме того, два „мистраля“, которые, как ожидается, придут на Тихоокеанский флот, будут при необходимости содействовать быстрой и эффективной переброске на Курильские острова дополнительных контингентов войск. Мы не можем отдавать Курильские острова Японии ни по экономическим, ни по военно-стратегическим соображениям» — отмечает Коротченко.

Сторонники территориальных уступок связывают их с возможностью получения экономической выгоды от расширения общеэкономического и энергетического сотрудничества с Японией. Так, в январе 2013 года Московский центр Карнеги выпустил аналитический доклад Дмитрия Тренина и Ювала Вебера «Тихоокеанское будущее России. Урегулирование спора вокруг Южных Курил». В нем, в частности, предлагается в обмен на значительные государственные и частные японские инвестиции в российскую экономику, передать Шикотан и Хабамаи незамедлительно, а Итуруп и Кунашир — после 50-летнего промежутка, за который там должна быть создана особая экономическая зона для обеспечения благоприятствования этого региона, своего рода «азиатский Гонконг». Таким образом, по мнению авторов, удастся обеспечить «участие азиатского капитала в развитии Сибири и Дальнего Востока», которое, в свою очередь, позволят создать в этих регионах «локомотив и образец для создания новой открытой недобывающей экономики», а также — создание тихоокеанского сообщества безопасности, «аналогичного тому, что расширяется сегодня в Североатлантическом регионе». Примечательно, что с идеей о передаче Южко-Курильских островов Японии в обмен на альянс в области безопасности и удаление баз США с её территории выступал ещё в 2009 году консервативный политолог, лидер Евразийского движения, Александр Дугин (интервью Russia.ru от 28.05.2009).

Дмитрий Стрельцов уверен: «Существующим экономическим взаимоотношениям отсутствие мирного договора не мешает. В советское время, когда у нас была железобетонная позиция об отсутствии территориальной проблемы, у нас достаточно успешно развивались экономические взаимоотношения». «Речи о том, чтобы они как-то экономически или энергетически „выкручивали руки“ России, не идет. И Япония, и Россия понимают, что любое сотрудничество должно развиваться на взаимовыгодной основе. Есть ли мирный договор, нет ли мирного договора — если сторонам выгодно, они будут развивать сотрудничество», — считает эксперт. «Японский бизнес не слишком активно приходит к нам не потому, что не подписан мирный договор, а по банальным причинам, связанным с низким инвестиционным климатом, правовой незащищенностью японских инвесторов, из-за неприятной памяти о 90-х годах, когда японские инвесторы подвергались.

Кирилл ЛОГИНОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Expert Online
Распечатать страницу