Китай и мировая наука. Между Конфуцием и высокими технологиями

23.10.13

Китай и мировая наука. Между Конфуцием и высокими технологиями

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Китай выходит на лидирующие мировые позиции в сфере научных исследований и опытно-конструкторских разработок. По количеству запатентованных изобретений, индексам цитируемости и числу публикаций в 2013 году он обойдет Японию, выйдя на второе место в мире после США.

Утрата былого величия. Виноват ли Конфуций?

Традиционная китайская научная мысль, породив в древности четыре великих мировых открытия — порох, бумагу, книгопечатание и компас, тем не менее, не привела страну к индустриальному «взрыву» в Новое и Новейшее время, как это произошло, например, в Японии (в середине XIX — начале ХХ веков) или в Европе (XVII — XVIII века).

То ли виной тому были коварные англичане, посадившие Китай на «опиумную иглу» и навязавшие первыми из иностранцев неравноправные договора, то ли дело было в великом мудреце Конфуции и его учении, которое, в отличие европейского протестантизма, как заметил в свое время немецкий социолог Макс Вебер, не способствовало «активному, рациональному мышлению» китайцев.

В любом случае традиционный Китай утратил былое величие, и только успешное тридцатилетие реформ Дэн Сяопина объективно вернули страну на путь возрождения. Конфуцианские ученые и даосские монахи остались в далеком прошлом. Китайскую науку двигают молодые и амбициозные физики, химики, технологи, биологи, математики, программисты, прошедшие жесткий отбор в американских и европейских центрах и лабораториях.

Гонорары и гранты. Сколько получает китайский профессор?

Несомненно, что эффект «хайгуй» (так называют китайских ученых, вернувшихся на родину после обучения за рубежом) работает на синтез мировой и китайской науки. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и фактор китайской эмиграции. Десятки тысяч специалистов китайского происхождения трудятся в элитных американских и европейских университетах. К слову, нобелевская история может назвать ряд имен из этого ряда — Ли Чжэндао и Ян Чжэньнин — физика (1957 г.), Юань Цзели — химия (1986 г.), Стивен Чу — физика (1997 г.).

Сегодня новое китайское руководство активно возвращает этих этнических китайцев, а также тех, кто был в 1990-е и 2000-е годы отправлен за рубеж. После приезда все они получают даже более комфортные условия для работы, чем имели. Они могут менять тему исследования (на Западе это не приветствуется), правительство берет на себя все расходы по оплате дорогого оборудования. Даже если научная работа осуществляется в рамках зарубежного грантового проекта, китайские власти предоставляют и «внутренние» китайские гранты, которые уже соизмеримы с западными.

Руководство сознательно сохраняет разброс в ставках и гонорарах ведущих ученых. Годовой доход, например, сотрудника НИИ Китайской академии наук может составлять от 25 до 60 — 65 тысяч долларов (средний показатель), а может быть и 150 — 200 тысяч долларов, с учетом гонораров и грантов. Для Китая это более чем хорошая зарплата. В среднем, зарплата ученых по сравнению с 1998 г. выросла в 27 — 28 раз. Например, профессор Пекинского национального института биологических наук в год получает, примерно, 50 — 60 тысяч долларов.

Ставки профессоров ведущих университетов также разнятся. Наиболее оплачиваемые — это ведущие преподаватели университета Цинхуа (Пекин), Фуданьского университета (Шанхай), Пекинского университета, Китайского университета науки и технологий, Харбинского Технического института, университета Сиань Цзяотун (Сиань) и др. Однако (как и в РФ) количество вузов является избыточным, в основном за счет возникших в последнее время скороспелых «университетов» и «академий» с недостаточно высоким качеством обучения. В результате престиж высшего образования снижается, а количество выпускников превышает спрос на 20 — 30%.

Технологический вызов. Копировать или создавать?

Ключевая проблема для китайской науки — это обеспечение собственного инновационного развития страны с учетом перехода к интенсивной экономической модели, основанной на создании, производстве и экспорте китайских технологий. Задача чрезвычайно сложная, поскольку до 2007 г., как отмечает российский ученый Яков Бергер, зависимость ключевых китайских отраслей промышленности от импортных высокотехнологичных компонентов была чрезвычайно высока. Так, при выпуске автомобилей Китай зависел от зарубежных разработок примерно на 70%, при выпуске IT продукции этот показатель составлял 95%, для мобильных телефонов и телевизоров — 100%.

До недавнего времени проблема заключалась в том, что китайские компании не «переваривали» импортные технологии для создания собственных, а грубо и механически их копировали, иногда нарушая и авторские права. Часть китайских экспертов даже разработали специальные методики копирования и тиражирования таких технологий. Понятно, что это дешевле и проще. Сегодня стратегия копирования выработала свой ресурс и в ближайшее двадцатилетие китайская наука и промышленность должны дать ответ на этот стратегический вызов.

Инновации и наука. Как объединить?

Китайское руководство проявляет особый интерес к академической науке, как, впрочем, и к университетской. Хотя последняя, скорее, дань западной моде, чем базовый приоритет для КНР. Примерное соотношение финансовых потоков в университетскую и академическую науку выглядит как 1 к 5. В 2007 г. в КНР в развитие академической науки и опытно-конструкторских разработок было направлено 136 млрд долларов, а на университетские исследовательские программы — 21,4 млрд долларов. В настоящее время данная пропорция в принципе сохранилась при общем увеличении обоих потоков на 10–12%.

Новое руководство КНР осознает, что дело даже не в количестве выделенных денег, а в эффективности и способах их реализации. Сегодня в связке «Академия наук — университет — министерство — промышленная корпорация» формируются некие синтезированные структуры и проекты, цель которых — вывести научные разработки на уровень производства передовых китайских технологий, превратить большую часть китайских предприятий в реальную базу для инноваций. Не секрет, что еще в 2003 г. только 30% предприятий были охвачены опытно-конструкторскими разработками.

В 2006 г. Госсовет КНР принял «Основы государственного плана среднесрочного и долгосрочного развития науки и техники на 2006 — 2020 гг.», включая увеличение «научной доли» ВВП до 2,5% (в настоящее время — 1,7%). Видимо, приближающийся 3-й Пленум (ноябрь 2013 г.) ЦК КПК оценит степень эффективности вложенных денег. По предварительным экспертным оценкам китайских ученых, примерно 47% предприятий в КНР отвечают самым высоким научно-технологическим стандартам. Но основная работа, похоже, еще впереди.

Нужна ли реформа китайской науке?

В России, как известно, началась реформа Академии наук, имеющая как своих сторонников, так и противников. Несмотря на несопоставимость финансовых возможностей, китайский опыт реформирования полезен для нас. В Китае не стали сливать различные академии в одну большую, как это сделали в России, сохранив независимость и профильную специализацию Китайской академии наук (КАН), которая занимается развитием математики, физики, химии, медицины, наук о земле, информационными технологиями, биотехнологиями и пр.

Без изменения остались и два других академических центра. Китайская инженерная академия (КИА) продолжает заниматься машиностроением, металлургией, строительством, сельским хозяйством, легкой и тяжелой промышленностью, транспортом. Китайская академия общественных наук (КАОН) соответственно сосредоточена на экономике, истории, философии, праве, международных отношениях, социологии.

Сократилось число институтов — в КАОН со 152 до 112, в КАН — со 123 до 92, но при этом увеличилось институтское финансирование (на 35 — 40%). Вопросы аренды помещений и создания неких «агентств по управлению имуществом», в принципе, не возникают. Жестко контролируется возраст директоров институтов, который не превышает 55 лет, происходит регулярное обновление руководства на всех уровнях. Делается акцент на увеличении индексов цитируемости и числа публикаций по приоритетным специальностям — материаловедению, изучению клетки и биотехнологиям, ядерной физики, органической химии, программированию и IT-технологиям и др.
Таким образом, новое качество китайской науки и технологий, скорее всего, и будет означать успех или неуспех в реализации курса Си Цзиньпина на создание инновационной экономики. Что касается китайской науки, то она, сохранив советское «классическое» академическое наследие, позаимствованное Китаем в эпоху СССР, успешно адаптирует «западный опыт» и современные зарубежные инновации.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Голос России»
Распечатать страницу