«Самопожертвование» Грузии для НАТО не усугубит отношения Москвы и Тбилиси

13.02.14

«Самопожертвование» Грузии для НАТО не усугубит отношения Москвы и Тбилиси

Эксперты МГИМО: Силаев Николай Юрьевич, к.ист.н.

Участие с 2015 года грузинских военных в Силах быстрого реагирования НАТО не приведет к обострению российско-грузинских отношений. НАТО принимает «жертвы» Грузии, ничего не обещая взамен и не стремясь принять республику в члены альянса. Тем не менее, если НАТО решится взять на себя какие-то обязательства в отношении Грузии, это еще больше усугубит конфликт между Москвой и Тбилиси, полагает эксперт Николай Силаев.

Грузинские военные уже с будущего года станут частью Сил быстрого реагирования НАТО, заявлено по итогам состоявшегося в Тбилиси выездного заседания Военного комитета НАТО. По словам грузинских политиков, переход на новый уровень сотрудничества подтверждает необратимость процесса интеграции Грузии в НАТО. Участие грузинских военных в Силах быстрого реагирования будут финансировать США.

Как участие грузинской армии в Силах быстрого реагирования НАТО скажется на российско-грузинских отношениях, «Голосу России» рассказал старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО (У) МИД России, редактор аналитического портала «Россия-Грузия: экспертный диалог» (Georgiamonitor.org) Николай Силаев.

— Грузия не собирается сворачивать с избранного ранее пути, это не новость. Но что будет с нашими взаимоотношениями? Это новый виток обострения?

— Я думаю, что это, скорее, какие-то формальные шаги со стороны НАТО. Дело в том, что блок и так получает от Грузии все, что ему нужно, при этом не беря на себя никаких обязательств, связанных с членством Грузии в НАТО. Так что я думаю, что это решение — просто очередной шаг в этом ряду.

Я бы не стал ожидать обострения российско-грузинских отношений в связи с этим решением. В конце концов, грузинские военные не первый год в Афганистане в составе коалиции, сформированной НАТО.

— Какой будет ситуация в Абхазии и Южной Осетии в связи с этим решением Грузии?

— Это решение не затрагивает Абхазию и Южную Осетию, ведь вроде НАТО пока не собирается там воевать.

— Это не повлияет никоим образом на ту ситуацию, которая складывается между этими республиками и Грузией и, как следствие, между Грузией и Россией?

— Да, конечно, это никаким образом не повлияет на ситуацию в Абхазии и Южной Осетии, кроме очередного подтверждения того, что внешнеполитические ориентиры двух этих стран и Грузии расходятся.

— Когда под это все будет подведена документальная основа, когда будут подписаны все документы, что-нибудь изменится во взаимоотношениях России и Грузии с военно-политической точки зрения? Возникнут ли проблемы на границе?

— Я бы не ожидал возникновения проблем на границе. Это решение не предполагает того, что Грузия вступает в альянс, не предполагает распространения каких-то гарантий безопасности со стороны альянса на Грузию. Это такое, если угодно, пожертвование Грузии для НАТО в счет каких-то обещаний со стороны блока, которые, может быть, когда-нибудь будут выполнены. Так что, на мой взгляд, это не решает принципиально вопрос о членстве Грузии в НАТО.

Я бы не исключал, что вопрос о членстве Грузии будет вновь поднят. Но когда он будет поднят и когда Грузия продвинется на пути интеграции в блок — не только сотрудничество с блоком, не предполагающее обязательств с его стороны, но и интеграция в блок, — тогда, возможно, каким-то образом это повлияет на российско-грузинские отношения. Но я не уверен, что НАТО возьмет на себя какие-то обязательства в отношении Грузии.

— То есть, по большому счету, не стоит рассматривать всерьез все эти заявления, встречи?

— Я думаю, что это, скорее, попытка поддержать в общем затухающий дипломатический процесс.

Аудио

Олег БУЛГАК

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу