Нельзя опускать глаза

14.03.14

Нельзя опускать глаза

Эксперты МГИМО: Пономарева Елена Георгиевна, д.полит.н., профессор

Эксперт «цветных» революций Елена Пономарева — редкий гость в Уфе. «РБ» воспользовалась случаем, чтобы узнать ее мнение о том, что сегодня, без преувеличения, волнует все мировое сообщество — об Украине.

— Елена Георгиевна, вы эксперт по балканскому кризису, и еще до начала активной фазы противостояния на Украине говорили, что события там развиваются по балканскому сценарию. Что позволяет сделать такие выводы?

— Разрушение Югославии, в которую входили Сербия и Черногория, проходило при непосредственном участии и прямой заинтересованности внешних игроков, прежде всего США и НАТО. Причем одним участникам конфликтов — хорватам, боснийским мусульманам, косовским албанцам — прощались любые жестокости. Другие же — сербы — были объявлены главными виновниками кровопролитных межнациональных войн. Хотя сегодня известно, что в ходе балканского кризиса имел место геноцид именно сербов, но об этом на Западе уже никто не вспоминает. Даже создание Гаагского трибунала преследовало исключительно политическую цель — подтвердить виновность только одного народа во всех войнах последнего балканского кризиса. Причин тому несколько. Первая — оправдать агрессию НАТО против Югославии в 1999 году, придать его действиям законность. Вторая — переписать историю распада страны, изменить характер военных столкновений, переложив ответственность за все преступления, происходившие на Балканах с начала 1990-х годов, на сербов. Именно поэтому так велика цифра осужденных сербов. Третья и, с моей точки зрения, самая главная — уничижение сербов как самых близких союзников России, как балканских русских.

Балканские уроки важны для нас еще и потому, что убедительно доказывают — политика соглашательства приносит лишь временную отсрочку. Надежды достичь компромисса с Западом путем соглашений и половинчатых мер тщетны. Слободан Милошевич и его окружение с 1991 года постепенно сдавали сербские территории в Хорватии, Боснии, Косово, думая, что Запад остановится. Это закончилось трагически для Милошевича — он умер в гаагской тюрьме. Но его выдаче трибуналу предшествовала «революционная» смена власти 5 октября 2000 года. В ходе президентских выборов был осуществлен «мягкий переворот».

Впоследствии способы и методы захвата власти, примененные в Белграде, стали широко известны как технологии «цветных революций». Однако на этом процесс балканизации не закончился. В 2006 году от Югославии отделилась Черногория. В 2008-м косовские албанцы при поддержке западных стран и на штыках натовских войск провозгласили независимость.
Сейчас все активнее поднимается вопрос об отделении Воеводины. Таким образом, уничтожение Сербии продолжается.

Параллельно с этим идет процесс расширения НАТО. Сегодня во всех странах бывшей Югославии власть в руках ангажированных Западом людей. В результате Словения и Хорватия уже являются членами альянса. На очереди Черногория, Македония, Косово.

Нынешнее сербское руководство, напрямую связанное с западными структурами, уже готово рассмотреть вопрос о вступлении в альянс. Сдерживает официальный Белград лишь то, что подавляющее большинство сербов против этого. Расширение НАТО привело к тому, что против нашей страны уже сейчас создан фактически единый фронт. Дело осталось за малым — оторвать от России Украину и Беларусь.

Технологии применяются такие же, как на Балканах. На волне народного возмущения происходит отстранение от власти неугодного правителя — Виктора Януковича. Взамен приходят те, кого в течение нескольких лет растил и финансировал Запад. Теперь они должны отработать свои посты, что яценюки и турчиновы старательно делают. Но это лишь одна плоскость сходств. Украина, как и большинство постюгославских республик, многонациональное государство. И это дает возможность эскалации межнациональных конфликтов, в процессе которых может произойти переформатирование всего украинского пространства, но при определенных условиях торга между геополитическими гигантами.

Применительно к Украине — это ЕС, Россия и США. Таким образом, балканский опыт надо тщательно изучать — мы не должны, не имеем права повторить судьбу Сербии.

— Между тем, страны Запада и ЕС склонны усматривать в событиях, произошедших на Украине, руку Кремля. Более того, некоторые граждане незалежной уверены, что Москва, а конкретно Путин — главный враг украинского народа. Безусловно, это следствие западной пропаганды. Неужели Россия окончательно проиграла информационную войну?

— Информационная война в узком смысле — это действия по искажению фактов, их фальсификация.

Против России развернута еще и так называемая война смыслов. Когда разворачивается битва за страну, ее начинают порочить, ее историю переписывать, смеяться над ней. Один из примеров — попытка идентификации Сталина и Гитлера, перекладывание ответственности за развязывание Второй мировой войны на Советский Союз, уничтожение памятников и вандализм. То есть бьют по традиционным для русской цивилизации ценностям. Почему же эта война ведется против России?

Дело в том, что разрушение СССР, будучи коммерческим предприятием, тем не менее, не обеспечило полного контроля над политическим и экономическим пространством современной России. Более того, Россия имеет свои интересы и представления по всему спектру международных отношений. Поэтому окончательное подчинение страны структурам мирового управления возможно при помощи новых технологий и уже апробированных моделей контроля над СМИ, образованием и пропагандой посредством всевозможных фондов, НПО, научных грантов, реформы образования, «Болонской унии», кибервойн. Иными словами, речь идет о манипуляции сознанием граждан России и других стран, о феномене «сетевых войн». Главная цель подобного воздействия — превращение основной массы населения страны в примитивных, забитых, нравственно убогих, меркантильно ориентированных, а значит, легко управляемых особей.

Параллельно происходит сужение пространства политического влияния России — через серию «цветных революций» в целом ряде стран, с которыми у России стратегически важные отношения. Но, как мы видим, Россия не сдается и не сдастся. Мы будем продолжать бороться за свое будущее, отстаивать свои интересы, идеалы, ценности. Это, пожалуй, самая сильная наша черта — вера в победу и готовность всем пожертвовать ради нее, даже собственной жизнью.

Понимание происходящего, то, что СМИ, и ваша газета в частности, пишут об этом, что российские каналы представлены широко в сетях интернет — свидетельство того, что информационная война не проиграна. Косвенным доказательством успехов России на информационном поле стал запрет вещания российских каналов на Украине.

— Политикой двойных стандартов сегодня уже никого не удивишь. С одной стороны, страны ЕС утверждают, что главное — демократический выбор граждан. Но вот цитата из недавнего заявления Европейского Совета: «Мы считаем, что решение Верховного Совета Автономной республики Крым о проведении референдума о будущем статусе территории противоречит Конституции Украины и, следовательно, неправомерно». Как вы это прокомментируете?

— Очевидно, что итоги референдума будут ожидаемо неприятными для наших западных визави. Думаю, что в выборе крымчан они даже не сомневаются. Достаточно посмотреть на статистику, на данные соцопросов, сделать непредвзятый анализ развития ситуации на полуострове в течение последних 20 лет, чтобы понять, на чьей стороне предпочтения.

Именно этим отчасти и вызвана та поспешность, с которой ЕС, как и «новая власть» в Киеве, признал проведение референдума в Крыму неправомерным. В то же время подобные заявления свидетельствуют о слабости позиций этих структур в регионе. Ни у Киева, ни у ЕС нет сегодня возможности изменить настроения подавляющего большинства крымчан. Поэтому Западу не остается ничего иного, как осуждать и возмущаться, принимать такие ни к чему не обязывающие заявления. Как говорят мудрые люди, собака лает, караван идет. История сегодня пишется не в Брюсселе и Вашингтоне, а в Москве и Симферополе.

— 16 марта в Крыму пройдет референдум о присоединении к России. Временное правительство Украины, в случае если граждане выступят за присоединение к РФ, естественно, будет считать его нелегитимным. Как в этой ситуации могут развиваться события?

— Очевидно, что у разных сил, в той или иной степени участвующих в кризисе, разные ожидания от итогов референдума. Следует помнить, что кризис на Украине — это многосоставной процесс, выходящий далеко за рамки этой страны. Среди сил, включенных в него, есть внутренние и внешние игроки. Именно последние зачастую и определяют поведение внутренних субъектов. Есть интересы государств, наднациональных (ЕС, НАТО, МВФ) и транснациональных (крупнейшие металлургические, транспортные, промышленные и иные корпорации) участников. Но главное, есть интересы населения Крыма, которое связывает свое будущее с Россией. И это тот козырь, который не могут перебить ни западные политтехнологи, ни решения «официального» Киева, ни санкции, ни угрозы.

Что же касается мнения нынешней власти в Киеве, то какие бы решения она ни принимала, все они лежат вне правового поля. 22 февраля в Киеве произошел антиконституционный переворот.

Ряд политиков предпочитает говорить о том, что это не переворот, а революция. Но, как отметил Владимир Путин в ходе встречи с журналистами 4 марта, если это революция, то на этой территории возникает новое государство. Так же, как было после крушения Российской империи, после революции 1917 года. А с этим государством мы никаких обязывающих документов не подписывали. Что же касается волеизъявления крымчан — мирного, добровольного, отражающего интересы всех жителей Крыма, то это самый легитимный и демократический способ определения своего будущего. И Россия, естественно, признает итоги этого референдума.

Дальнейшее развитие событий будет зависеть от разумности и сдержанности киевских лжедмитриев и их кураторов. В самом крайнем случае Россия не исключает возможности введения вооруженных сил. Этим крайним случаем может быть физическое насилие против русскоязычного населения Крыма, прямая угроза жизни военнослужащих Черноморского флота, силовой захват российских военных объектов.

— Между тем, некоторые эксперты видят схожесть сценариев между Абхазией и Крымом. Как, на ваш взгляд, есть ли в этом доля разумного?

— Сходство ситуации в Крыму с Абхазией, как и с Южной Осетией, довольно относительное, хотя и имеет место. Абхазия строит свою государственность фактически с 1990 года. В период с 1992 по 1994 год республика отстояла право на самостоятельность в кровопролитной войне с Грузией. 26 августа 2008 года президент России Дмитрий Медведев подписал указ о признании независимости Абхазии.

В Крыму, как известно, были попытки создания автономии еще в рамках СССР. В мае 1992 года была принята Конституция Республики Крым и введена должность президента, которым был избран Юрий Мешков. Однако в марте 1995-го решением Верховной Рады и президента Украины Конституция Республики Крым была отменена. В декабре 1998 года была принята новая Конституция автономии, которая была утверждена Верховной Радой Украины и на самом деле существенно ограничивала полномочия властей Крыма. В тех исторических условиях Российская Федерация не поддерживала русскоязычное население ни в одной бывшей республике СССР. Сегодня ситуация совершенно иная. Более того, парламент Крыма принял постановление о вступлении в состав РФ в качестве ее субъекта.

Иными словами, сравнивать случай Абхазии и Крыма можно, но нужно это делать внимательно.

— Ну, и самое главное, пожалуй. Что же все-таки будет с Украиной? Согласны ли вы с мнением некоторых экспертов, что это государство просто развалится по Днепру?

— Ответ на этот вопрос самый сложный. Думаю, даже ведущие эксперты из структур стратегического планирования вряд ли смогут однозначно на него ответить. Очевидно одно — такой Украины, какой она была до 21 февраля 2014 года, больше не будет. Более того, точка невозврата была пройдена 6 марта, когда парламент Крыма принял решение о вхождении в состав Российской Федерации. Это то, что касается полуострова. Развитие ситуации в других областях зависит как от позиции их жителей, так и от конкретных договоренностей, которые будут достигнуты или не достигнуты между Россией, США и ЕС. Но в любом случае геополитическая карта мира изменится. Главное, чтобы у политического руководства нашей страны хватило воли и мужества реализовать начатое.

Как говорил римский историк Тацит, битву проигрывает тот, кто первым опускает глаза.

Сегодня мы не имеем права опустить глаза.

Маргарита ДМИТРИЕВА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Республика Башкортостан»
Распечатать страницу