Кончита ля евро и Евросоюз?

11.06.14

Кончита ля евро и Евросоюз?

Эксперты МГИМО: Пономарева Елена Георгиевна, д.полит.н., профессор

Президентские выборы на Украине совершенно затмили, во всяком случае у нас в России, другое народное волеизлияние, более масштабное. Свыше 160 миллионов человек отдали голоса за новый Европарламент.

Европа повернула направо

— Если киевский победитель был известен заранее — олигарх Порошенко, то в единой Европе итоги голосования оказались просто ошеломляющими, — говорит доктор политических наук, профессор МГИМО Елена ПОНОМАРЕВА. — Европа резко повернула направо! Особенно во Франции и Великобритании, а также в Венгрии, Греции, Голландии и даже Германии. Эти выборы войдут в историю как первые зафиксировавшие рост влияния евроскептиков и даже еврофобов — политиков правого толка, настаивающих на возможности проведения их странами самостоятельной, национально ориентированной экономической политики, ограничении миграции, восстановлении национальных границ и отказе от евро. Как заявила лидер французского «Национального фронта» Марин Ле Пен, «Евросоюз должен вернуть людям то, что у них было украдено, — суверенитет!».

Европарламент соберется на свою первую сессию уже в начале июля. Но уже сегодня очевидна линия разграничения и пристрастия евродепутатов — за или против России.

Ждут ли теперь Украину на Западе?

— После февральского гос-переворота на Украине новые власти, полагаю, не случайно назначили внеочередные выборы президента Украины именно на 25 мая. Киев явно хотел показать — мы шагаем в ногу с Европой, завершавшей в этот день голосование в Европарламент! Но правые Старого Света, призывающие ограничить миграцию, вряд ли будут рады миллионам украинцев в своих странах…

— Я вообще не верю в совпадения. Дата выборов на Украине, конечно, подверстывалась под европарламентские. Но ни в коем случае ее не назначали новые киевские власти. Им ее предложили западные кураторы.

Теперь о перспективах. Как бы ни равнялись на Европу политики от майдана, европейское будущее для незалежной весьма туманно. Во-первых, надо понимать, что украинский вопрос для Брюсселя (столицы Евросоюза) прежде всего — политический и даже геополитический. Украина — зона столкновения интересов геополитических гигантов России и США. ЕС в этой схватке выполняет роль ведомого. Поэтому евробудущее Украины зависит от исхода политических баталий по линии Москва–Вашингтон.

Во-вторых, Европа заинтересована в Украине исключительно как в рынке сбыта своей продукции, интернационализации ресурсов и инфраструктуры страны, а также в дешевой и относительно квалифицированной рабочей силе. Для этого совершенно не нужно принимать Киев в ряды ЕС. Достаточно посредством ассоциации выжать все необходимые Европе соки из и без того ослабленной страны.

Правый поворот на выборах в Европарламент — еще одно доказательство, что по край-ней мере четверть европейцев не ждет украинцев в Евросоюзе. Поэтому ЕС будет выделять Киеву деньги лишь на проведение необходимых союзу, а не Украине, реформ, на обслуживание уже выделенных кредитов и оплату процентов по долгам. Кстати, весьма неопределенно выглядит возможная ассоциация с ЕС. Сегодня нет уверенности, что новый состав Европарламента проголосует за ратификацию этого документа, если он даже и будет подписан.

Норма и вывих

— Германская газета Die Welt с грустью констатирует: «Больше всего выгоды от кризиса европейской идеи получит Владимир Путин. В результате он будет чувствовать себя еще более уверенно, проводя политику укрепления позиций России в Восточной Европе».

— Ну, я бы не делала таких прямых выводов. Хотя, полагаю, евроскептики займут условно пророссийскую позицию как в «украинском вопросе», так и в вопросах «культурной войны» внутри ЕС, которая принимает все более уродливые формы. Достаточно вспомнить казус Кончиты Вурст на «Евровидении»!

Европейцы в большей степени озабочены сегодня попранием человеческого достоинства, ярче всего проявляющегося в навязывании Брюсселем в качестве универсальной основы жизнедеятельности гомосексуализма и сожительства особей одного пола, именуемого браком. В современной Европе это подается как норма и одновременно выдвигается множество требований закрепления подобных «ценностей» на государственном уровне. Извращение общественной морали принимает уже вид полного абсурда. Например, самым большим переживанием европейских либералов в мае стали не жертвы и разрушения страшнейшего за последний век наводнения в Сербии, а то, что из-за этого был отменен гей-парад в Белграде!

— Почему?

— За этим кроется целенаправленное разрушение традиционного духовного наследия.

Инициаторами этих процессов стоят те, для кого нет иных ценностей, как прибыль, деньги, власть. Достичь этого проще всего, превратив человека в манкурта — идеального раба, лишенного собственной воли, потерявшего связь со своими корнями и безгранично преданного своим желаниям.

Если в школах Норвегии и Германии, начиная с младших классов, детям рассказывают о кровосмесительных связях и о естественности гомосексуальных отношений; если в Гамбурге открыли бордель для садомазохистов, в Гессене — для скотоложцев, а в Нидерландах легализовали «Партию за любовь к ближнему, свободу и многообразие», пропагандирующую педофилию; если в крупнейших европейских странах из официальных документов убирают слова «мать» и «отец», заменяя их на «родитель 1» и «родитель 2», то о каком человеческом достоинстве в современной Европе можно говорить?

Проспали новый фашизм

— Любопытно, что иные западные политики увидели в правом повороте Европы. «Фашизм официально вернулся, безобразный, как всегда», — комментирует итоги евровыборов журналист The Wall Street Journal Брет Стивенс. Это при том, что на Западе давно закрывают глаза на марши эсэсовцев в странах Балтии, прославление Бандеры. Не заметили и Одессу — «Хатынь XXI века».

— Правый политический спектр очень широк. Если на крайне правом фланге располагаются неонацисты, то на противоположном — традиционалисты, выступающие за приоритет христианских ценностей. Поведение еврочиновников в отношении разных представителей «правых» очень избирательно и странно. Так, Евросоюз не только скандальным образом недооценивает угрозу неонацизма, но и обосновывает его существование в отдельных государствах «необходимостью обеспечения свободы выражения». А вот традиционалистов и истинных патриотов брюссельские гномы и их апологеты записывают в фашисты.

Истинную причину этого я вижу в стремлении определенных кругов сформировать в Европе почву для окончательного пересмотра итогов Второй мировой войны и решений Нюрнбергского трибунала, реабилитировать фашизм и нацизм. Тем самым решается задача лишить нашу страну статуса страны-победительницы со всеми вытекающими отсюда последствиями.

ЕС ждет не развал, а новые реформы

— Главный тезис противников правого поворота на Западе — это приведет к отмене евро, развалу Евросоюза и… победе Путина.

— Думаю, не стоит преувеличивать проблемы Евросоюза. Их действительно много, но больной скорее жив, чем мертв.

Крупные страны, которые были главными инициаторами создания единой экономической и политической зоны, видят выход в спасении своих экономик, прежде всего в закрытии границ от мигрантов и отказе от евро. И они в отличие от других членов ЕС могут себе это позволить. Что же касается европейского большинства, то развал единой Европы будет означать для них хаос, окончательную деградацию, социальные бунты и даже войны. Это прекрасно понимают и в большой тройке ЕС — Германии, Англии, Франции. Поэтому, думаю, скорее грядет серьезное реформирование ЕС, но не развал. Более того, как любая крупная социальная система, ЕС проживет еще какое-то время по инерции. В любом случае в ближайшие годы развала ЕС не стоит ожидать.

Евгений ЧЕРНЫХ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Комсомольская правда»
Распечатать страницу