На ответ Токио по учениям у Курил повлиял украинский кризис

13.08.14

На ответ Токио по учениям у Курил повлиял украинский кризис

Эксперты МГИМО: Стрельцов Дмитрий Викторович, д.ист.н., профессор

Жесткая реакция Японии на проведение Россией военных учений в районе Курильских островов подводит черту под политикой сближения Москвы и Токио, проводившейся кабинетом Синдзо Абэ, считают опрошенные РИА Новости эксперты.

Японский премьер-министр в среду назвал решение Москвы провести учения на Дальнем Востоке «неприемлемыми» и заявил о намерении заявить по дипломатическим каналам «решительный протест».

Учения межвидовой группировки войск Восточного военного округа (ВВО), в ходе которых будут отработаны элементы обороны морского побережья с высадкой десанта ВДВ, начались на островах Курильской гряды накануне. В командно-штабном учении (КШУ) принимают участие воинские части, дислоцированные на Курильских островах, подразделения десантно-штурмового соединения ВДВ из Приморского края, армейской авиации и оперативной группы Тихоокеанского флота. В КШУ задействованы более тысячи военнослужащих, пять вертолетов Ми-8АМТШ и около 100 единиц боевой и специальной техники. Как подчеркнул начальник пресс-службы Восточного военного округа Александр Гордеев, учения носят плановый характер и являются одним из этапов межвидовой подготовки войск и сил округа.

«Реакция на такие мероприятия, как военные учения, в данном регионе (Дальнего Востока) всегда зависит только от одного — от уровня доверия соседних государств, партнеров. Мы же не в первый раз проводим эти учения, более того, мы ведь в течение длительного срока приглашали японских наблюдателей на аналогичные мероприятия на Дальнем Востоке», — отмечает ведущий научный сотрудник Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН Виктор Павлятенко.

В качестве примера он приводит недавно завершившиеся учения США и Южной Кореи, а также США и Японии. «Есть и такой институт, как РИМПАК (крупнейшие в мире международные военно-морские учения, на которые приглашаются союзные США государства Азиатско-Тихоокеанского региона). Поэтому остается только одно — это подтверждение японской стороной и, прежде всего, самим премьер-министром, именно он сделал данное заявление, и в такой форме, говоря о неприемлемости того, что, похоже, японская сторона потеряла уже все надежды на то, что она сможет сохранить тот потенциал развития отношений с Россией во всех областях, который, по японской же трактовке, был приобретен после прихода Абэ к власти», — заявил Павлятенко.

Заведующий кафедрой востоковедения МГИМО (У) МИД России, эксперт РСМД Дмитрий Стрельцов отмечает, что Япония традиционно «очень ревниво и болезненно относится к российскому военному строительству на Курилах», однако на нынешнюю реакцию официального Токио значительно повлияла и нынешняя международная обстановка. «Конечно, на это наложился и международный политический кризис в связи с Украиной. Япония сейчас объективно находится как бы по другую сторону баррикад, то есть является частью Запада, и занимает консолидированную позицию Запада по Украине. В этой связи политическое ухудшение российско-японских отношений закономерно», — считает эксперт. Тем не менее он подчеркивает, что здесь «больше играет роль не фактор Украины, а фактор Южных Курил».

Несмотря на протесты со стороны официального Токио, эксперт отмечает, что Россия имеет право на проведение любых действий на своей территории. «Безусловно, это российские территории. Безусловно, Россия на всех территориях, которые считает своими, может проводить любые действия: и учения, и визиты официальных лиц», — настаивает политолог.

Директор Института востоковедения РАН Виталий Наумкин в свою очередь не исключает вероятность того, что военные маневры вблизи Курил могут быть определенным сигналом Японии от российского руководства в ответ на санкции.

«Все это происходит, конечно, на фоне риторики ухудшения отношений между Россией и Японией в свете тех санкций, которые сегодня Япония наложила на Россию, хотя надо сказать, что эти санкции не носят какого-то трагического характера. Мне кажется, что с нашей стороны это тоже показатель такой мягкой реакции. То есть мы демонстрируем, что стоим на почве отстаивания своего суверенитета, и это нормально, и что мы обладаем там определенной военной силой и готовностью защищать наши интересы. А с другой стороны, мы не рассматриваем те ограниченные санкции, которые приняла решение ввести Япония, как очень серьезный антироссийский шаг, и не отвечаем на него. Я думаю, что это разумная позиция», — отмечает эксперт.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «РИА Новости»
Распечатать страницу