Цена вопроса. ДНР объявила о готовности к переговорам с Киевом

21.08.14

Цена вопроса. ДНР объявила о готовности к переговорам с Киевом

Эксперты МГИМО: Гусев Леонид Юрьевич, к.ист.н.

Самопровозглашенная Донецкая народная республика готова к переговорам с украинскими властями, однако не намерена выполнять условия Киева.

Переговоры возможны только после признания независимости республики, «просить какую-то степень автономии» уже невозможно, заявил на пресс-конференции премьер-министр ДНР Александр Захарченко.

«Мы открыты для любых переговоров, мы ждем предложений. Если какие-то будут разумные предложения, понятно, сложить оружие или обеспечить закрытие границ и все остальное. Такого не будет никогда, пускай не мечтают. Можем разговаривать на равноправных условиях, как равноправные партнеры. То есть они должны признать состоявшееся государство. Я понимаю, что, может быть, для них это будет физически невозможно или моральные какие-то качества им не позволят признать сразу, но мы готовы обсуждать… Мы против войны, мы не хотим, чтобы погибали мирные жители. Повторяю, мы защищаем свои дома и свои семьи».

Ряд условий двустороннего прекращения огня в Донбассе по итогам четырехсторонней встречи в Берлине назвал ранее министр иностранных дел Украины Павел Климкин. Главное из условий — мониторинг границы с Россией.

Можно ли ожидать в ближайшее время начала переговоров между Киевом и ополченцами? На этот вопрос BusinessFM отвечает старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России Леонид Гусев.

— Сказать, что полновесный торг начался, наверное, еще нельзя, но, может быть, какие-то заделы этого торга есть. Дело в том, что Климкин был назначен министром иностранных дел именно президентом Порошенко, считается в украинской политике относительно умеренным человеком, в отличие от Андрея Дещицы, который был и.о. министра иностранных дел до него. Поэтому он подходит ко всему очень аккуратно, гладко. А что касается вот этого Захарченко, то его тоже можно понять. Дело в том, что в настоящее время ДНР, она сократилась за месяц в три раза, ее территория, и сейчас она представляет из себя только, собственно, Донецк, окруженный украинскими войсками. Горловка, Енакиево, может, еще пара каких-то крупных городов. Поэтому ему нужно выступить с какими-то такими предложениями, и тоже начать торг. Ну, вот что будет дальше, конечно, сказать сложно, все будет зависеть от настроя. Сейчас в украинских элитах еще началась грызня между собой. Насколько я знаю, того же Порошенко очень Коломойский не устраивает, против него и его людей ведутся, так сказать… всякие дела.

— Предварительные условия, которые выдвигают стороны — это, с одной стороны, непроницаемость границы с Россией, со стороны Климкина и Киева, с другой стороны — признание независимости ДНР. Относительно чего может быть достигнут компромисс? Что должно произойти, чтобы сели за стол переговоров?

— Здесь должна произойти или какая-то победа крупная, одной или другой стороны. Например, если бы взяли Донецк, осталось бы несколько городов под контролем ДНР, тогда им уже хочешь, не хочешь, пришлось бы идти на окончательные переговоры. Или бы какое-нибудь поражение украинской армии было бы, с другой стороны. Или сильный нажим со стороны международных деятелей.

Канцлер Германии и президент Украины по телефону обсуждали возможность продолжения переговоров по урегулированию ситуации в Донбассе и сошлись во мнении, что следующим шагом в этом направлении должна стать встреча на высшем уровне. Об этом сообщает сайт украинского главы государства. Известно также, что канцлер Германии посетит Украину 23 августа, накануне национального праздника Дня Независимости.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, в свою очередь, сообщил, что говорить о переговорах Владимира Путина с украинским лидером Петром Порошенко пока преждевременно. «Переговоры непростые, поэтому возможны самые разные форматы», — сказал Песков в интервью «Комсомольской правде». Что могли бы обсуждать президенты России и Украины? Об этом в эфире Business FM попытался порассуждать профессор факультета политологии НИУ-ВШЭ Юлий Нисневич.

— Насколько я понимаю, предметов переговоров конкретных, кроме общего рассуждения о том, что должны прекратиться военные действия, просто нет. О чем договариваться? Только перед этим было интервью руководителя самопровозглашенной Донецкой республики — если признают нашу независимость, то мы пойдем на переговоры. Простите, но это смешно, никто независимость ДНР признавать не будет. Второе требование — это принципиальное требование, в котором уже замешана Россия, это закрытие границ. И мы тоже слышим, что никакого закрытия границ не будет. Так вопрос, о чем переговариваться?

— Тогда к чему это заявление на сайте украинского президента?

— Я думаю, что это с обеих сторон, как с украинской, так и с российской стороны такие внешние эффекты: да, переговоры, мы готовы и так далее. Это для общественности некие реверансы в сторону мирного решения.

— Как должна действовать Россия сейчас?

— Мне кажется, что сейчас есть некие моменты, в российском руководстве они слышны. Потому что в России четко понимают, что из сложившейся ситуации надо как-то мягко выходить. Только у меня такое ощущение, что как всегда у российской дипломатии нет стратегической линии, и она все время в своих шагах запаздывает.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «БФМ.РУ»
Распечатать страницу