Дилемма Неглинной, или не все валюты одинаковые

31.10.14

Дилемма Неглинной, или не все валюты одинаковые

Эксперты МГИМО: Буторина Ольга Витальевна, д.экон.н.

Комментарий для неспециалистов к вчерашней записи — о том, почему Банк России годами удерживал курс рубля и представлял это как крупное достижение.

Сначала общее соображение. Зачем европейцы вводили евро, если с ним столько проблем? Ответ — чтобы их валюта была по основным качествам не хуже (или не намного хуже) доллара. Какие такие могут быть качества у валют, если все они делаются из бумаги? Очень даже разные. Сегодня валюты сильно отличаются друг от друга по способности выполнять функции денег — быть средством накопления, обращения и мерой стоимости. Ведь никто не устанавливает цену нефти в японских иенах (хотя валюта надежная) и не хранит сбережения в юанях.

Теперь вернемся к России. Дилемма Банка России как эмитента валюты, которая не является международной, и для которой характерна повышенная инфляция, состоит в выборе между двумя неоптимальными решениями. Повторю: они являются плохими именно потому, что правительству не удается сбить инфляцию до уровня, который присущ стране (или странам), чья валюта служит курсообразующей (доллар, евро).

Вариант 1. Рубль обесценивается тем же темпом, каким снижается его покупательная способность, то есть на разницу в темпах инфляции между США (и или еврозоной) и Россией. Если там инфляция 2%, а у нас 10%, то рубль должен ежегодно терять по 8% стоимости. Но тогда у компаний и граждан РФ возникает надежный, не подверженный обесценению актив — доллары и евро. Вложив в них деньги, можно спать спокойно, не заботясь, что российская инфляция слопает накопленное. Значит, рубль перестает выполнять функцию средства сбережения. Объектом инвестиций становятся активы в зарубежных валютах. Они же, по логике рынка, выступают и мерой стоимости: в них устанавливают цену недвижимости, поставленных товаров и услуг. В долларах и евро участники рынка мечтают вести расчеты (и ведут, если это не запрещено законом), чтобы не конвертировать каждый вечер выручку из рублей в доллары. Результат: национальная валюта вытесняется из всех сфер зарубежной. ЦБ не может проводить эффективную монетарную политику, поскольку сфера обращения рубля крайне ущербна.

Вариант 2. Главный способ борьбы с описанным наваждением — долгосрочная стабилизация рубля. Когда участники рынка знают, что курс будет стоять на месте, они перестают метаться из рублей в доллары. Рубль начинает полноценно выполнять все функции денег на территории страны. Компаниям и физлицм больше некуда бежать от инфляции, они вынуждены тратить, что хорошо для экономического роста. Долгосрочная стабилизация курса — настоящее благо для экономики. В случае России она, с одной стороны, умеряла доходы нефтеэкспортеров, а с другой, создавала условия для модернизации и решения социальных задач. Ведь рублевая стоимость импортного оборудования, технологий и медикаментов росли медленнее, чем в первом варианте.

Увы, год от года разница в покупательной способности рубля и доллара становилась все больше. Она накапливалась из-за более высокой инфляции в России, по сравнению с США и еврозоной (учитывая нашу бивалютную корзину). Рано или поздно собравшаяся масса грозила прорвать плотину. Толчком мог стать политический импульс или внешний шок (например, изменение цены на нефть).

С этой ситуацией мы как раз имеем дело сейчас. Удерживать валюту на уровне, превышавшем ее реальный курс позволяли значительные доходы от дорогой нефти, а также общее понижение ставок в развитом мире. Жаждавшие прибыли инвесторы направляли капитальные потоки на развивающиеся рынки, в том числе в Россию. С началом кризиса 2008 года эта стратегия сменилась бегством в доллар. Тогда Банк России смог удержал курс рубля за счет массированных валютных интервенций. Помогут ли они сейчас — большой вопрос. Скорее всего, нет. Их эффективность падает по мере роста аппетитов спекулянтов. У ЦБ появляются две опции: потратить огромную часть валютных резервов на интервенции (которые могут не дать результата) и потом девальвировать валюту или сразу девальвировать рубль, сохранив резервы. Обычно в подобных ситуациях центральные банки предпочитают наименьшее из двух зол, то есть отпускают курс. После массированной корректировки они могут снова практиковать вариант 2.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Блог Ольги Буториной
Распечатать страницу