Может Казахстану нужно посмотреть на опыт многовекторности Узбекистана?

04.02.15

Может Казахстану нужно посмотреть на опыт многовекторности Узбекистана?

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

В последнее время наблюдается активизация отношений Астаны с Западом по военной линии. В Казахстане должны пройти совместные с США военные учения «Степной орел-2015». Сразу после маневров, по словам посла Эстонии в Казахстане, ожидается посещение этого государства представительной делегацией НАТО. Диппредставительство Эстонии с 2015 года стало одновременно контактным посольством НАТО в Казахстане. В этой связи в российской прессе стали появляться комментарии о том, что Астана посылает Москве некое «предупреждение» о возможности смены ориентиров. На мой взгляд, эта точка зрения — явное преувеличение. Для понимания этого надо рассмотреть все вышеописанное в контексте традиционной многовекторной политики Казахстана.

Казахстан традиционно имеет многовекторную внешнюю политику. Она заключается в том, что Астана одновременно дружит с Россией, КНР, западными и исламскими государствами. В принципе, многовекторная политика не оригинальна, она проводилась в 50-70-е гг. многими недавно получившими независимость колониальными государствами («Движение неприсоединения»). После распада СССР эту политику взяли на вооружение и все постсоветские государства. Даже сама Россия проводила эту политику до примерно середины 2000-х гг., когда президент В.Путин под влиянием ряда важных обстоятельств, которые в данном тексте не место и не время разбирать, взял курс на усиление конкуренции с Западом.

Специфика политики Казахстана, — и здесь надо отдать должное политическим талантам президента страны Н.Назарбаева, который наложил на данный курс отпечаток своей личности, — заключается в том, что Астана равно дружественна всем. Такой курс, то есть, готовность со всеми равно дружить, сотрудничать и интегрироваться, в западной дипломатической традиции называется либерализмом (не путать с экономическим или внутриполитическим либерализмом).

Казалось бы, а разве многовекторность может быть другой?

Да, может, для понимания этого достаточно посмотреть на опыт соседнего Узбекистана, многовекторность в политике которого заключается в равном дистанцировании от ключевых центров силы в мире, а также — в периодических конфликтах с теми или иными ключевыми игроками (Западом, Турцией, Россией) и попытках противопоставить их друг другу. Этот курс в западной дипломатической традиции называется «реалполитик».

В чем военное измерение описанной выше равно дружественной всем политики Казахстана? Россия в силу соседства, тесных экономических, культурных и человеческих связей рассматривается как ключевой военно-политический партнер. Кроме того, только Россия после распада СССР была реально готова из всех крупных международных игроков к использованию своих войск и затратам крупных ресурсов в постсоветской Центральной Азии с целью стабилизации этого региона. В этой связи Казахстан является одним из основных союзников России в рамках ОДКБ и инициатором евразийской экономической интеграции.

Одновременно поддерживается баланс многовекторности в военно-политической области, что позволяет поддерживать независимость Казахстана не в ущерб интересам соседей. Астана сотрудничает по военно-политической линии с НАТО. В частности, Казахстан входит в совет Евроатлантического партнерства и участвует в программе «Партнерство ради мира». Еще одно направление военно-политического сотрудничества со всеми европейскими странами — формат ОБСЕ. Одновременно по мере возможности Астана развивает военно-политическое сотрудничество с многими азиатскими странами. Речь идет о связях с Китаем в формате ШОС и с многими другими азиатскими странами по линии Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (создание этого азиатского аналога ОБСЕ было инициировано Казахстаном).

Описанная выше политика очень хорошо работала на протяжении более, чем двух десятилетий с момента распада СССР. Она обеспечила Казахстану экономический рост и международный авторитет. Однако в связи с активизацией конфликта между Россией и Западом политика многовекторности всех постсоветских государств оказалась в кризисе. Это касается и Казахстана. Как дружить одновременно с государствами, которые являются противниками? Такой политический вызов для мировой истории беспрецедентен. Она знает нейтральные государства, но не знает государств, которые бы дружили и интегрировались со сторонами конфликта, не будучи в него непосредственно вовлечены. С этим обстоятельством и связана критика в адрес Казахстана, появляющаяся периодически в российской прессе.

Однако эта критика основана на слишком упрощенном восприятии ситуации, основанном на устаревшем опыте «холодной войны». «Россия против Запада» — это отнюдь не основная ось политики не только в современном мире, характеризующимся подъемом различных азиатских игроков (к ним, очевидно, не относится ни Россия, ни Запад, представляющие два разных варианта связанной с Европой христианской цивилизации). В частности, в Центральной Азии растет влияние не России и не Запада, а Китая. Выдвинутая председателем Си Цзиньпинем инициатива «Экономической зоны Шелкового пути» призвана политически оформить это влияние. Стоит отметить, что на Генеральной Ассамблее ООН по крымскому вопросу центральноазиатские государства, например, голосовали именно как Китай (т.е. воздержались), или вовсе не участвовали в голосовании, что, по сути, то же самое, что воздержание от мнения.

Ключевая угроза для России и Казахстана на южном направлении также исходит не от Запада, как в период «холодной войны», а от исламских экстремистов, в частности, из Афганистана и Исламского государства в Ираке и Сирии. Именно на борьбу с этим потенциальным злом и направлен сценарий учений «Степной орел-2015». В частности, по сообщению министерства обороны Казахстана, в ходе учений, которые пройдут в два этапа — в апреле и июле 2015 года, будут отработаны действия по организации общественного порядка, оцеплению населенного пункта и зачистке местности. «Также будут отработаны действия по соблюдению правил применения силы, проведению досмотра людей и автотранспорта, обнаружению взрывоопасных предметов, организации связи и правил введения переговоров по международным стандартам, военно-гражданских взаимодействий, оказание медицинской помощи и эвакуация раненых».

Итак, из всего сказанного выше следует простой вывод. Политика Казахстана в военно-политической области адаптирована к описанной мною сложной ситуации, сложившейся в мировой и центральноазиатской политике. Казахстану для сохранения стабильности в Центральной Азии надо сотрудничать со всеми ключевыми игроками. И это соответствует стратегическим интересам России, так как южный фланг РФ — очень уязвим для угроз со стороны религиозных экстремистов и международных террористов.

Дестабилизация Центральной Азии и, особенно, Казахстана, сделает Россию полностью беззащитной перед этим злом, так как прикрыть такую огромную границу, как российско-казахстанская, невозможно. Одновременно политика Казахстана соответствует и интересам Китая, заинтересованного в стабильности в Синцзяне, а также интересам Запада, нуждающегося в том, чтобы кризисная ситуация в Афганистане не расползалась дальше. Эта разумная политика Астаны столкнулась с очевидными трудностями, но пока реальной альтернативы ей не видно.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Курсив.kz
Распечатать страницу