Зачем Эстонии «электронные резиденты»?

12.02.15
Эксклюзив

Зачем Эстонии «электронные резиденты»?

Эксперты МГИМО: Михеев Алексей Александрович, д.экон.н., Алексей Богучарский
Зачем Эстонии «электронные резиденты»?

Доцент кафедры государственного управления и права Алексей Михеев и выпускник магистратуры Международного института управления Алексей Богучарский — о том, что означает введенный Эстонией институт «э-резидентства» и как эстонский опыт может быть полезен для России.

Не так давно Эстония предоставила любому желающему возможность приобрести статус «электронного резидента» республики. Первым человеком, получившим ID-карту «э-резидента» Эстонии стал уроженец Великобритании, редактор журнала The Economist Эдвард Лукас. Церемония вручения электронного удостоверения «э-резидента» состоялась 1 декабря 2014 года.

Местные чиновники надеются на то, что граждане иностранных государств последуют примеру Лукаса и обратят внимание на Эстонию как на объект для выгодных инвестиций.
Новая технология дает возможность гражданину любой страны подать заявление на получение статуса «э-резидента» Эстонии. Несмотря на то, что идентификационная карта виртуального резидента не является проездным документом и не наделяет обладателя теми же правами и обязанностями, что и граждан или резидентов Эстонской Республики, обладатель статуса «э-резидента» получает ряд выгодных преимуществ, в первую очередь в плоскости ведения бизнеса.

Обладатели ID-карты электронного резидента получат доступ к удобной системе предоставления государственных услуг и банковского обслуживания. Электронный резидент сможет воспользоваться такой услугой, как подписание правовых документов посредством электронной подписи. Таким образом, возможность использования электронной подписи будет интересна предпринимателям, инвесторам и научным сотрудникам. Сервис представляется очень удобным инструментом для иностранных бизнесменов, не имеющих возможности часто пребывать на территории Эстонии.

Помимо уплаты государственной пошлины в размере 50 евро, а также проверки личных данных, включающих сбор биометрической информации, на «э-резидента» не налагаются какие-либо дополнительные налоговые обязательства.

По мнению главы государственного агентства «Целевой фонд развития предпринимательства» Сирет Шуттинг, на протяжении многих лет Эстония является первопроходцем в сфере предоставления электронных услуг. Сделав ставку на развитие передовых технологий, страна получила колоссальный опыт в построении цифрового общества. «Технология э-резидентства упрощает процесс перевода бизнеса в нашу страну и значительно облегчает жизнь тем людям, которые обладают родственными или бизнес- связями с Эстонией, однако по той или иной причине отказались вступать в гражданство либо приобретать вид на жительство», — считает Сирет Шуттинг.

Чиновники полагают, что, помимо прямых экономических выгод, новая технология будет способствовать приросту населения страны. В качестве вспомогательной функции «э-резидентство» призвано также обеспечить символическую связь со своей родиной этнических эстонцев, проживающих за пределами республики. Успешное внедрение нового механизма, способствуя привлечению бизнеса и инвестиций в экономику Эстонии, может в определенной степени компенсировать и нарастающий отток молодых эстонцев, покидающих страну в поисках новых возможностей.

Министерство экономики и коммуникаций Эстонии, которое курирует программу «э-резидентства», обозначило цель — привлечь 10 миллионов виртуальных резидентов к 2025 году, получив при этом до 500 миллионов евро только за счет уплаты государственной пошлины при подаче заявления на приобретение статуса «э-резидента». Из экономических выгод называются внешние инвестиции, создание новых компаний и, как следствие, формирование новых рабочих мест и дополнительных условий для ведения бизнеса.

В немалой степени успешной реализации института «э-резидентства» будет способствовать богатый опыт внедрения электронных услуг, уже сегодня облегчающих процесс коммуникации между гражданами Эстонии и социальными и административными органами государства. Новый механизм может содействовать, и весьма плодотворно, развитию экономики; он способен кардинально повлиять на нее, привлекая иностранные инвестиции и бизнес.

При этом нельзя забывать, что без подготовленной почвы, без благоприятного бизнес-климата данная инициатива не оправдает возлагаемых на нее надежд. Для эффективного внедрения новой технологии необходим не только опыт, но и комплекс мер социально-экономического характера, в рамках которого механизм «э-резидентства» сможет полностью раскрыть свой потенциал, обеспечив эстонский бюджет не только миллионами евро, уплаченными в качестве государственной пошлины, но и реальными инвестициями в экономику, привлекая иностранный бизнес и способствуя достижению запланированных результатов. Проще говоря, для реализации технологии необходимы условия не только социального и административного, но и экономического характера.

Насколько полезен опыт Эстонии для России?

В отличие от Эстонии, в России (как и в целом ряде других государств) статус резидента привязан к реальному, а не виртуальному, присутствию на территории страны. Согласно Налоговому кодексу РФ (НК), чтобы физическое лицо считалось налоговым резидентом, необходимо провести в России минимум 183 дня (можно с перерывами) в течение двенадцати месяцев, следующих подряд друг за другом (обычно календарный год, который в данном случае является налоговым периодом). При наличии соответствующих подтверждающих документов (каковыми могут быть заграничный паспорт с визовыми отметками, справки с места работы, билеты и пр.) можно получить в органах Федеральной налоговой службы справку, подтверждающую статус налогового резидента. На практике такая справка понадобится прежде всего иностранцам, желающим воспользоваться российским налоговым режимом. Большинство граждан России, как правило, пользуются «презумпцией резидентства»: при подаче налоговой декларации органы ФНС при обычных обстоятельствах вряд ли потребуют предъявить заграничный паспорт или билеты на самолет.

В общем, критерии резидентства в России в каком-то смысле противоположны тем, которые ввели в Эстонии для «э-резидентов». Таллин вовсе не рассчитывает, что ожидаемые им миллионы «э-резидентов» пожалуют в гости: сама по себе ID-карта не дает права любому ее обладателю на физическое присутствие в стране. В России, напротив, без такого присутствия статус резидента не получить. Исключение составляют только болеющие люди, студенты, нефтяники и газовики.

Дело в том, что согласно статье 207 НК из упомянутого 183-дневного срока не вычитается кратковременное (до полугода) пребывание за границей с целью учебы или лечения; кроме того, «уважительной причиной» для отсутствия в России кандидата в резиденты считается участие в разработке морских месторождений углеводородов. Иными словами, те, кто, например, бурят на нефтяном месторождении, расположенном на континентальном шельфе Северного Ледовитого океана, могут стать (или оставаться) налоговыми резидентами, а значит пользоваться благами, которые дает это статус. К последним относится, допустим, ставка налога на доходы физических лиц в 13%, против 30%, которыми облагают нерезидентов.

Эстонское нововведение выглядит экзотикой не только у нас, но и во всем мире. Таллин создает институт «э-резидентства» на хорошо подготовленной почве, которой нет у большинства других государств, включая Россию: Эстония дальше многих других продвинулась в электронизации документооборота и государственных услуг, в частности, основным удостоверением и способом идентификации личности в этой стране служит электронная карта. Так что у эстонцев уже накоплен солидный опыт перевода гражданско-правовых отношений в виртуальное пространство.

Наконец, это новшество имеет насущный смысл именно в специфическом случае Эстонии: страна с населением около 1,3 млн человек, из которых эстонцев — меньше 1 млн, со значительной зарубежной диаспорой, особенно трепетно относится к национальной консолидации. Карта «э-резидента», очевидно, — один из способов сохранить связь эстонцев с родиной, в том числе деловую. Последнее соображение является еще более важным для маленького государства, которое стремится использовать любые способы, в том числе такие необычные, для привлечения инвестиций. Для России аналогичная задача также важна, однако введение «виртуального резидентства» в наших сегодняшних условиях — отнюдь не самый актуальный и действенный способ для ее решения.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу