Новая военная структура на Ближнем Востоке

09.04.15
Эксклюзив

Новая военная структура на Ближнем Востоке

Эксперты МГИМО: Федорченко Андрей Васильевич, д.экон.н.

Директор Центра ближневосточных исследований Андрей Федорченко — о том, зачем создаются межарабские вооруженные силы и что может помешать их использованию.

В условиях сохранения высокого уровня конфликтности на Ближнем Востоке и в Северной Африке, особое внимание экспертов было привлечено к итогам саммита Лиги арабских государств (ЛАГ), состоявшегося в конце марта в египетском городе Шарм-эль-Шейхе. На этой встрече было объявлено о намерении сформировать в ближайшие четыре месяца объединенные межарабские вооруженные силы.

Цель этих ВС — «быстрое военное вмешательство» в зонах региональных военных конфликтов, реагирование на возникающие угрозы безопасности. Иными словами, их главное предназначение — установление мира и восстановление власти государственных руководителей, пришедших к этой власти законным путем. Условие вмешательства — обращение за помощью к ЛАГ официальных властей тех или иных охваченных конфликтами арабских стран. Контингент совместных сил быстрого реагирования составит 40 тысяч военнослужащих, действия которых будут поддерживаться боевой авиацией и флотом. В коммюнике саммита предусмотрено добровольное участие в совместном военном формировании стран-членов ЛАГ. Таким образом, военная операция «Буря решимости», развернутая Саудовской Аравией и ее союзниками в Йемене, где большая часть страны оказалась под контролем хуситов, увенчается созданием еще одной общеарабской структуры, на этот раз военного назначения.

Эта информация стала своего рода сенсацией. Дело в том, что эффективность работы ЛАГ не раз вызывала критические оценки как в самом арабском мире, так и за его пределами. Напомню, что Лига арабских государств — это межправительственная организация, созданная в Каире 22 марта 1945 года. Это единственное общерегиональное интеграционное объединение на Ближнем Востоке. Кроме 18 арабских государств, в нее входят Сомали, Джибути, Коморские острова и Палестинская национальная администрация. Россия имеет статус наблюдателя при ЛАГ.

Государства-члены Лиги одновременно являются членами специализированных агентств при ЛАГ, таких как: Арабская организация промышленного развития и добывающих отраслей экономики, Арабская организация сельскохозяйственного развития, Арабская организация по атомной энергии, Арабская организация труда, Арабский почтовый союз, Арабская организация спутниковой связи (АРАБСАТ), Организация Лиги арабских государств по вопросам образования, науки и культуры (АЛЕСКО) и др. Координацией интеграционного процесса занимается созданный в 1953 году Экономический и социальный совет (ЭСС).

Оценивая перспективы использования вооруженных сил ЛАГ, хотелось бы надеяться, что эти формирования помогут урегулировать нынешние и потенциальные международные и внутристрановые конфликты в регионе. Их можно было бы рассматривать как будущий противовес НАТО в этой части мира, как инструмент урегулирования кризисных ситуаций не силами внешних игроков, а с помощью самих арабских стран.

Вместе с тем, нельзя игнорировать наличие серьезных ограничителей в раскрытии миротворческого потенциала этого воинского контингента. Прежде всего, в деле достижения арабского единства на протяжении всей истории ЛАГ негативно сказывались противоречия между государствами-участниками этого объединения.

Среди конфликтных ситуаций в Лиге можно вспомнить приостановку членства Арабской Республики Египет после заключения этим государством в 1979 году мирного договора с Израилем, раскол в ЛАГ после оккупации Ираком Кувейта в 1990 году, аналогичную ситуацию во время американо-английской операции против Ирака в 2003 году и проч.

Ярким, на мой взгляд, примером торможения взаимного сближения может служить процесс формирования экономического интеграционного объединения, призванного содействовать столь необходимой хозяйственной модернизации арабского мира. На примере Лиги арабских государств можно проследить особенности либерализации внешней торговли на общеарабском (т.е. региональном) уровне. ЛАГ в полной мере продемонстрировала медлительность и непоследовательность шагов по обеспечению региональной интеграции. Еще в 1964 году было подписано соглашение о создании общего рынка, минуя две формы интеграции более низкого уровня (зона свободной торговли и таможенный союз). Такое форсирование экономического сближения не дало результатов — соглашение так и не было реализовано.

После длительного застоя в формировании каких бы то ни было интеграционных объединений ЭСС в 1995 году принял меры для создания Большой арабской зоны свободной торговли (Great Arab Free Trade Area — GAFTA). Это имело ограниченный внешнеэкономический эффект. Создание общего рынка в арабском регионе в обозримом будущем представляется проблематичным.

В этих условиях произошло смещение интеграционного вектора на субрегиональный уровень. Низкая степень готовности стран региона к либерализации внешнеэкономических отношений с соседями объясняется однотипностью хозяйственных структур, невысоким уровнем экономического развития, сильной политической и хозяйственной дифференциацией арабских стран, сохранением внешнеполитических противоречий.

В политической области нельзя не заметить сепаратистские тенденции в регионе после начала «арабской весны». Новые режимы зачастую склонны к сепаратизму, отказу от прежних межгосударственных договоренностей со своими арабскими соседями, стремлению контролировать без согласования с окружающими странами природные ресурсы. На этом фоне не следует исключать перспективу уменьшения роли и значения основных региональных организаций (ЛАГ, ОАПЕК, ОИК).

Что еще может помешать созданию и использованию общих ВС?

Не все арабские страны приветствуют создание наднациональных государственных и силовых структур. Например, в декабре 2011 года саудовский монарх выступил с инициативой перейти в Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГЗ) от этапа сотрудничества к этапу союза, предполагающего частичный отказ от национального суверенитета. Эту идею поддержали не все члены ССАГЗ. Движение в этом направлении, скорее всего, будет продолжаться, но весьма медленными темпами, учитывая опасения партнеров Саудовской Аравии относительно дальнейшего усиления саудовского влияния.

Боевой потенциал совместных ВС будет ограничен неготовностью многих арабских стран полноценно участвовать в их создании, финансировании и укомплектовании. Скорее всего, эти части будут состоять из военнослужащих и боевой техники стран ССАГЗ и Египта. Другие страны ЛАГ, вполне возможно, воспользуются ст.7 Устава Лиги, гласящей, что принимаемые Советом решения обязательны только для тех государств, которые за них голосовали. Страны часто не выполняют принятые резолюции, если те противоречат их интересам.

Весьма серьезное препятствие — разногласия по применению ВС в урегулировании конфликтов (в частности, в Сирии, Ираке, Йемене, Ливии), вызванные разными подходами членов ЛАГ к этим конфликтам. Пример таких разногласий приведен выше — относительно оккупации Ираком Кувейта в 1990 году.

Позиция России по данному вопросу, как мне представляется, состоит в недопущении дальнейшей милитаризации региона, содействии органам власти в охваченных военными действиями странах в целях урегулирования конфликтов на основе национального диалога, создании зон коллективной безопасности в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. В ходе обмена мнениями 3 апреля (по складывающейся ситуации на Ближнем Востоке с акцентом на развитие обстановки в Йеменской Республике) между заместителем министра иностранных дел России М.Богдановым и назначенным послом Саудовской Аравии в Москве А.Ар-Расси с российской стороны была акцентирована необходимость прекращения всех военных действий и урегулирования внутреннего конфликта в Йемене исключительно мирными средствами путем широкого национального диалога.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу