Роль Поднебесной в экономике ЦА будет возрастать с развитием самого Китая

09.04.15

Роль Поднебесной в экономике ЦА будет возрастать с развитием самого Китая

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

В последнее время наметилась тенденция смены стран-лидеров — Китай уже не просто густонаселенное государство с дешевой рабочей силой. Сегодня его влияние настолько высоко, что некоторые эксперты называют его державой, которая стоит у порога Европы. Свои интересы Пекин обозначил не только в близлежащих странах, но и далеко за ними. Растущее господство Китая не дает покоя Вашингтону, который вновь поднял вопрос о своем интересе в странах Центральной Азии. В свете непокоренной санкциями России интерес к ближайшим ее соседям еще больше возрастает. Хотя последняя была и остается одним из важнейших партнеров стран Содружества. О том, как будут строиться отношения с этими странами, «Капитал.kz» обратился за интервью к экспертам по странам СНГ и Центральной Азии.

<...>

Андрей Казанцев, доктор политических наук, директор Аналитического центра МГИМО

— Уже год Россия живет в условиях санкций. Конфликт на Украине пока не прекращается. Как вы считаете, изменили ли эти факторы отношения между странами СНГ?

— Да, к сожалению, конфликты между странами СНГ усилились. И это происходит даже в отношениях между странами, непосредственно не имеющими никакого отношения к украинскому конфликту. Например, продолжается обострение армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха.

— Недавно в своем интервью Александр Лукашенко, президент Беларуси, сказал, что «США и их союзники ошибаются, полагая, что президент России стремится восстановить некую империю», но добавил, что «Путин и Россия эмоционально реагируют на открытые вызовы». Какую Россию, по вашему мнению, хочет построить Владимир Путин?

— В России есть разные подходы к тому, какая структура постсоветского пространства для Москвы желательна. К сожалению, есть и неоимпериалистские силы, которые по недоразумению называют себя иногда «евразийцами» (Дугин, например). Но они не имеют доминирующих позиций, и их влияние не надо переоценивать, как это делают некоторые западные авторы, автоматически ставящие знак равенства между Дугиным и другими мыслителями-экстремистами, с одной стороны, и реальной внешней политикой Путина, с другой. К слову, в разгар украинского кризиса Дугина даже с руководства кафедрой в МГУ сняли, в чем он не совсем справедливо обвинял администрацию президента РФ. Так что какой знак равенства между ним и официальной политикой можно ставить?

Другое дело, что сложная внешнеполитическая ситуация и различные опасения руководства России о ситуации в сфере безопасности сказываются сейчас и на политике Москвы на постсоветском пространстве. Но если обратиться к официальным документам, в частности, к официальной доктрине российской внешней политики и к предвыборной статье Путина о евразийской интеграции, то ни о какой империи и речи нет. Москва прекрасно понимает, что сотрудничать с Россией или нет для постсоветских государств, в частности, Казахстана, — дело добровольного выбора. А насильно мил не будешь, надо, наоборот, создавать привлекательные условия. Это как в стабильном браке — без любви и взаимного уважения его никак не построишь. Поэтому те российские эксперты, которые запугивают наших друзей, в частности, в Центральной Азии, разговорами об империи — интересам России отнюдь не способствуют, они наших друзей просто отпугивают.

В российских внешнеполитических документах нет даже никаких планов по конфронтации с Европой. Наоборот, речь идет о добровольной, чисто экономической интеграции постсоветских государств, которая должна способствовать построению «моста» между Европой и Восточной Азией — двумя очагами мирового экономического развития. Все-таки о стратегических, долгосрочных задачах, которые Россия официально ставит на постсоветском пространстве нельзя судить по одному-двум кризисным годам. Когда ситуация будет нормальной, тогда можно будет говорить и о том, в чем стратегическая суть политики России. Например, несмотря на сильную конфронтацию, сейчас идут и в России, и на Западе размышления о более тесной координации политики ЕС и ЕАЭС на постсоветском пространстве в будущем, обычно это называется «коадаптацией».

— Какой будет политика Путина в странах СНГ в ближайшее время? В начале года США выделили некую сумму для борьбы с агрессивной Россией в странах Центральной Азии. Не пытается ли Запад создать кризис самого СНГ и внутри региона?

— Россия объективно заинтересована в стабильности в странах СНГ. От этого зависит экономическое благополучие РФ и даже степень безопасности. Скажем, дестабилизация в Центральной Азии может повысить угрозы терроризма и исламского экстремизма в самой России, в частности, на Северном Кавказе и в Поволжье.

Что касается конкретных внешнеполитических мер руководства России в странах СНГ в настоящее время, то, на мой взгляд, в них преобладает реакция на достаточно сложно предсказуемые события, происходящие по периферии России. Поэтому описать «политику Путина» в будущем довольно трудно, она будет зависеть от конкретных условий, а они как раз не столь легко предсказуемы.

Последняя часть вопроса касалась усиления геополитических противоречий между Россией и Западом на постсоветском пространстве. К сожалению, в последние годы они резко выросли. Если обратиться к контексту Центральной Азии, то это создает дополнительные угрозы, так как теперь международное сообщество еще меньше, чем раньше, сможет вместе бороться с угрозами, вроде терроризма, религиозного экстремизма и наркоторговли.

— Какое место сегодня страны СНГ занимают для Кремля — соседи, партнеры, единомышленники и т.д.?

— Важно понять, что страны СНГ — это то, с чем Россия связана тысячью разнообразных нитей (межчеловеческих, культурно-языковых, экономических, политических). Заметьте, межчеловеческие и культурно-языковые связи я не случайно поставил на первое место. Какой бы ни была фамилия президента России (Путин, Ельцин, Медведев и т.п.), он всегда будет в той или иной форме это учитывать. В этом плане для народа России в целом постсоветские страны — близкие соседи и друзья. Если мы будем твердо придерживаться этих ориентиров, то в будущем нам на пространстве СНГ удастся на основе нашего общего культурно-исторического наследия и межчеловеческих связей создать пространство эффективного экономического взаимодействия и политической стабильности в интересах наших народов и всего мира.

— Не отразится ли на отношениях с РФ вступление РК в ВТО?

— Россия уже является членом ВТО, поэтому вступление РК в ВТО никак не должно отношения Москвы и Астаны ухудшить. Правда, улучшить оно их тоже не может, так как в плане экономического взаимодействия Россия и Казахстан продвинулись намного дальше правил ВТО.

Вероника ГЕРМАН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Капитал.kz»
Распечатать страницу