Россия и Китай создают «общее евразийское экономическое пространство»

13.06.15

Россия и Китай создают «общее евразийское экономическое пространство»

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Началом создания «общего евразийского экономического пространства» и.о. директора Института Дальнего Востока РАН, профессор кафедры востоковедения МГИМО Сергей Лузянин назвал совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и «экономического пояса Шелкового пути», подписанное 8 мая президентом России Владимиром Путиным и председателем КНР Си Цзиньпином.

«Сопряжение — очень большой совместный проект, на воплощение которого уйдет долгое время, но после важных переговоров в Москве стороны фактически признали прогрессивность с одной стороны Шелкового пути, с другой стороны — Евразийского экономического союза. Стороны подтвердили, что эти проекты укрепляют друг друга и работают на взаимное развитие», — заявил С. Лузянин в эксклюзивном интервью Синьхуа.

По его словам, о том, что проекты объективно работают друг на друга и направлены на создание общего единого экономического пространства, выгодного как Китаю с Россией, так и всем другим странам, входящим в «экономический пояс Шелкового пути», свидетельствуют и исследования, проведенные учеными еще до подписания заявления.

Говоря о совместном заявлении РФ и КНР, С. Лузянин обратил внимание на то, что ШОС упомянута как площадка и основа сопряжения «экономического пояса Шелкового пути» и Евразийского экономического союза. «Раньше эти проекты никогда не рассматривались в „триединстве“, речь всегда шла о трех отдельных направлениях: развитие экономического пояса, создание Евразийского экономического союза и работа в рамках ШОС. В этом документе они впервые были политически и научно объединены, поэтому можно утверждать, что из „триединства“ вытекает новая российско-китайская евразийская геополитика», — подчеркнул собеседник агентства.

По словам эксперта, сопряжение проектов будет происходить, прежде всего, в инфраструктурной сфере: строительство новых и модернизация старых автомобильных и железных дорог на российской территории, в странах Центральной Азии и на других территориях «экономического пояса Шелкового пути» и Евразийского экономического союза.

Другой важной сферой кооперации, по словам и.о. руководителя ИДВ РАН, является инвестиционно-банковское сотрудничество. «Триединство» проектов позволит инвестиционному капиталу Китая, России и других стран влиться в Евразийский банк России и Казахстана, а в будущем, возможно, и в банк ШОС, и укрепить основной Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Там уже есть фонд 50 млрд долларов для развития инфраструктурных проектов в рамках проекта «один пояс, один путь», поэтому сфера инфраструктуры потенциально очень перспективная», — пояснил С. Лузянин.

Третьим важным направлением сопряжения проектов и.о. руководителя ИДВ РАН считает совместное строительство фабрик и заводов по производству промышленных материалов, развитие металлургии и нефтегазовой промышленности, в том числе разведку и переработку углеводородов. «Я всегда выступал и продолжаю выступать за более широкий доступ китайских инвестиций в энергетическую сферу России, потому что столь огромная отрасль дает возможности для развития всем странам», — пояснил эксперт.

Еще одним возможным направлением для сопряжения проектов, по словам С. Лузянина, является сельское хозяйство. «В условиях антироссийских санкций Запада и реализации Россией курса на импортозамещение российско-китайская кооперация в сфере совместного производства агропромышленных продуктов может дать мощный импульс для развития обеим странам. В связи с тем, что необходимы инвестиции, на Дальнем Востоке создаются четыре территории опережающего развития, преференции в которых будут даны Китаю, в частности китайским бизнесменам», — отметил он.

Особое внимание ученый обратил на второй российско-китайский инвестиционный форум «Глобал Форум», который пройдет в Пекине с 3 по 5 сентября в дни празднования 70-летия Победы китайского народа в антияпонской войне. Данный форум, по словам С.Лузянина, является частью сопряжения двух проектов и призван способствовать развитию и привлечению китайских инвестиций в российские регионы.

Отвечая на вопрос корреспондента Синьхуа о возможных трудностях сопряжения двух проектов ученый рассказал, что реализация больших проектов всегда неизбежно сопряжена с трудностями. Главной проблемой сопряжения проектов эксперт назвал разное организационное качество: «Евразийский экономический союз — уже юридически и административно сложившийся институт развития, а „один пояс, один путь“ — система проектов в разных сферах, объединенных банком, а также огромный экономический процесс развития Евразии с помощью Китая и двадцати с лишним государств, который до конца пока не институционализирован».

«Мудрость председателя Си Цзиньпина в том, что он объявил о равенстве больших и малых стран в этих проектах, о том, что они имеют равные шансы для развития, это очень важно», — подчеркнул собеседник агентства. Именно поэтому, уверен С. Лузянин, трудность, связанная с разницей в масштабах «экономического пояса Шелкового пути» и ЕАЭС, не является серьезным препятствием для сопряжения проектов.

Противоречием объективного характера руководитель ИДВ РАН считает тот факт, что «Евразийский экономический союз направлен в конечном счете на формирование регионального интеграционного объединения, а „экономический пояс Шелкового пути“ — пока не интеграционный проект».

И.о. директора ИДВ РАН уверен, что сопряжение проектов возможно, несмотря на данное противоречие. «Я думаю, что в ходе развития экономического пояса и усиления сопряжения с Евразийским экономическим союзом будут появляться региональные интеграционные зоны свободного передвижения китайского капитала, товаров и услуг, в частности Евразийский экономический союз», — сказал он, добавив, что другие менее значительные трудности административно-бюрократического и технического характера, могут быть устранены благодаря усилиям экспертного сообщества.

По словам Сергея Лузянина, благодаря сопряжению проектов Евразия от Владивостока до Калининграда превратится в зону российско-китайской реальной кооперации в сфере товаров, услуг и капитала. «Это будет интеграция, отличная от той, которая проводится в рамках ЕС или АСЕАН, новая евразийская интеграция, которую придумали Владимир Путин и Си Цзиньпин», — уверен эксперт.

«Если сопряжение трех проектов будет успешным, и Россия с Китаем, и Центральная Азия станут более едиными, сбалансированными и кооперированными. Это изменит экономический и геополитический баланс сил в пользу этих стран. При этом важно понимать, что ни „экономический пояс Шелкового пути“, ни ШОС, ни Евразийский экономический союз не направлены против третьих стран. В.Путин и Си Цзиньпин неоднократно подчеркивали, что все проекты открыты для других участников и не существует непреодолимых барьеров для вступления», — рассказал С.Лузянин.

По его словам, «страны стоят на пороге создания „новой Евразийской геополитики“, что в классической американской политологии называлось „Хартлендом“, дугой, которая проходит по главному континенту». «Сейчас создается новый мирный, открытый „российско-китайский Хартленд“, который предполагает невоенный и несиловой вариант развития. Сила российско-китайских инициатив по стыковке „экономического пояса Шелкового пути“ и Евразийского экономического союза в том, что они экономические и кооперационные, а не военные и силовые. Россия и Китай создают „Евразийскую ось“, которая может стать новым центром будущего экономического мира», — прогнозирует и.о. директора ИДВ РАН Сергей Лузянин.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Синьхуа»
Распечатать страницу