Сирийский акцент на российско-израильских переговорах

17.05.13
Эксклюзив

Сирийский акцент на российско-израильских переговорах

Эксперты МГИМО: Федорченко Андрей Васильевич, д.экон.н.

Директор Центра ближневосточных исследований Андрей Федорченко — о визите в Россию премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху.

Краткое пребывание премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в нашей стране и его переговоры с российским президентом В. В. Путиным в Сочи 14 мая привлекли пристальное внимание зарубежных наблюдателей, политологов и СМИ.

На первый взгляд, это был очередной рабочий визит израильского руководителя в нашу страну.

Уже давно программа российско-израильских встреч на таком уровне в значительной мере предсказуема: обсуждение палестино-израильского конфликта, иранской темы, сирийской темы, двусторонних хозяйственных связей, гуманитарного сотрудничества. Однако главной целью данного экстренного визита было убедить Россию не поставлять в Сирию зенитно-ракетные комплексы С-300, а также обменяться мнениями о ситуации в этой стране. Очевидно, на переговорах неблагоприятные для Израиля последствия «арабской весны» Б. Нетаньяху попытался преломить через призму проблемы нераспространения обычных вооружений. Столь пристальное внимание к сирийским событиям вполне понятно.

Сейчас основу системы ПВО Сирии составляют комплексы С-125, разработанные в середине прошлого века. Панарабское издание «Аль-Кудс аль-Араби» сообщила со ссылкой на военные источники в Дамаске, что сирийские подразделения ПВО располагают и ЗРК С-200.

Обеспокоенность положением в Сирии выражают и Москва, и Тель-Авив. «У нас с моим коллегой есть общее понимание того, что продолжение вооружённого конфликта в этой стране чревато самыми пагубными последствиями и для Сирии, и для региона, — заявил российский президент по итогам переговоров. — Предотвратить негативный сценарий может только скорейшее прекращение вооружённой борьбы и переход к политическому урегулированию».

Позиция Израиля относительно военных поставок в Сирию хорошо известна. Израильское руководство, исходя из собственных представлений о национальной безопасности, негативно расценивает любые российско-сирийские контакты в области ВТС, опасаясь, помимо прочего, того, что часть российских вооружений и военной техники проникнет в Ливан и на оккупированные палестинские территории. Цель такой политики также вполне очевидна — обеспечить военное превосходство Израиля над северным соседом, в том числе в воздушном пространстве. Такое превосходство, в частности, позволило Израилю 3 и 5 мая нанести воздушные удары по объектам в пригородах Дамаска.

По оценкам израильских и западных экспертов, наличие у сирийского президента Б.Асада подобных комплексов способно изменить баланс сил в регионе, а также затруднить создание в Сирии свободных от полетов зон по примеру Ливии. Размещенные в пригородах сирийской столицы комплексы С-300 способны перекрыть все воздушное пространство Израиля.

Уязвимость геополитического положения Израиля в течение многих лет компенсировалась наличием мирных договоров с Египтом и Иорданией. В нынешней ситуации израильская стратегия национальной безопасности может кардинально измениться. Руководство страны рассчитывает на более активную поддержку России по приоритетным проблемам безопасности еврейского государства. Уже сейчас наибольшую опасность для Израиля представляет не столько противостояние с палестинцами, сколько грядущие политические перемены в ряде арабских стран. Приход исламистов к власти (как, впрочем, и демократические либеральные правительства в странах ислама) может быть опасен для будущего развития арабо-израильских отношений.

Российская позиция состоит в том, что, как заявил 10 мая глава МИД России С. В. Лавров, Москва не планирует поставлять оружие в Сирию, помимо уже имеющихся контрактов. По его словам, Россия выполняет ранее взятые обязательства на поставку оборонительного вооружения, чтобы Дамаск смог защитить себя от ударов с воздуха. Контракты были заключены до начала сирийского конфликта. Кроме того, Россия поставляет исключительно оборонительное вооружение. Принятие израильского требования означало бы дальнейшее выдавливание нашей страны с ближневосточных рынков вооружений, что в условиях усиления нестабильности в арабском мире могло бы привести к радикальному сокращению экспортного потенциала российского ОПК.

Израиль уже давно оказывает заметное воздействие на продвижение российского оружия странам Ближнего и Среднего Востока. Пользуясь поддержкой своего союзника США, это государство оказывает на российское руководство давление с целью ограничить поставки современных вооружений, в том числе и чисто оборонительных, странам, которые противостоят Израилю. Данный механизм ранее срабатывал в отношении внешнеторговых соглашений России с Сирией, Ираном, Ливией. Сейчас позиция России, судя по всему, становится более жесткой.

Дискуссия на эту тему, по всей видимости, не дала конкретных результатов. Напомню, что в конце марта 2011 года в ходе российско-израильских переговоров аналогично закончилось обсуждение израильских требований прекратить поставки российского оружия Сирии. Речь шла в первую очередь о противокорабельных ракетах «Яхонт», которые могли попасть в руки «Хизбаллы» и создать опасность для ВМФ Израиля.

Итоги переговоров, скорее всего, весьма огорчат руководителей Израиля и стран, стремящихся устранить режим Асада любыми способами, — в первую очередь США, Турцию, Саудовскую Аравию, Катар. Возможные поставки Сирии С-300 обсуждались и во время визита в Россию в минувшую пятницу премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона. Вместе с тем, на мой взгляд, не стоит драматизировать этот эпизод в росийско-израильских отношениях.

Российский сбалансированный подход к странам Ближнего Востока сохраняется, но ощущается потребность в укреплении связей с теми стабильными или относительно стабильными государствами, с которыми нашу страну связывают особые отношения.

После восстановления дипломатических связей в 1991 году, российско-израильские отношения развивались по восходящей, без рывков и сенсаций, но и без драматичных откатов и безвыходных тупиковых ситуаций. Это достигалось за счет укрепления политического и экономического фундамента отношений, роста взаимного доверия, продолжения повседневной напряженной работы во всех сферах двусторонних отношений.

Сравнительно недавно принято решение о создании российско-израильского комитета по стратегической безопасности на уровне российского Совета Федерации и израильского Кнессета. До этого в Израиле подобная двусторонняя комиссия была создана в рамках сотрудничества только с одной страной — США (причем Россия, помимо Израиля, сотрудничает в этой сфере только с США и Китаем). Осуществляется военное сотрудничество. В 2009 году возобновилась деятельность российско-израильской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, а в 2010 году был учрежден Российско-израильский деловой совет.

Как представляется, мирное урегулирование сирийского кризиса, за которое выступает наша страна, будет способствовать ослаблению напряженности на Ближнем Востоке в целом и в определенной мере устранит разногласия между Россией и Израилем по проблемам региональной безопасности.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу