Доверие между Россией и Германией начнет восстанавливаться весной

06.12.14

Доверие между Россией и Германией начнет восстанавливаться весной

Эксперты МГИМО: Троицкий Михаил Алексеевич, к.полит.н., доцент

Об отношениях Германии с Россией и США и о будущем страны на международной арене руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов и доцент МГИМО, политолог Михаил Троицкий побеседовали с ведущими «Коммерсантъ FM» Михаилом Таратутой и Максимом Митченковым.

«Куда мы ни посмотрим, во многом у нас есть связь с немцами»

Владислав Белов: «В России видят партнера, крупнейшее постсоветское государство на востоке Евразийского континента. Мы зачастую забываем посмотреть на карту, где Россия довлеет над всей Европой. Это страна, которая соотносится с известными строками: „Умом Россию не понять, Аршином общим не измерить, У ней особенная стать — В Россию можно только верить“. Это загадочная русская душа, просторы и экономический потенциал, который привлекает Германию и который стал одним из камней преткновения взаимоотношений Германии с партнерами по Евросоюзу, потому что партнеры зачастую Германию критиковали за то, что именно экономические цели, приоритеты в отношениях с Россией ставятся перед общеевропейскими ценностями. Это, на мой взгляд, и обусловило последующую позицию Германии в отношении к России, которая позволяет поставить вопрос — кто нам Германия сегодня — друг или враг?».

Михаил Троицкий: «Германия после окончания холодной войны прошла через несколько фаз в своем подходе к России и роли России в Европе и евроатлантическом сообществе. В 90-е годы Германия была одним из наиболее последовательных евроатлантистов, она говорила о необходимости расширения НАТО, участвовала в операциях НАТО, включая операцию бывшей Югославии. А был период когда отношения России с Германией стали резко улучшаться. В целом, Германия представляет и утверждает, что у России обязательно должно быть место в европейской системе безопасности, но традиционно остается крепко укорененной в евроатлантической безопасности, остается лояльным членом НАТО, остается экономическим мотором ЕС».

«Ангела Меркель является тем лидером крупных держав евроатлантического сообщества, которые очень осторожно подходят к публичным заявлениям. В отношении России позиция Меркель довольно последовательна: она считает, что территориальная целостность Украины должна соблюдаться, война должна прекратиться. Поскольку этого не происходит, она склонна возлагать ответственность за это на Россию».

«Евроатлантизм — это одна из основ политики Германии и ЕС»

Владислав Белов: «Изначально был неверный посыл, что одно из крупнейших государств мира можно принудить к чему-либо посредством силового давления, к которому можно отнести санкции. В этом, наверное, и особенность евроатлантических отношений ЕС. Ошибочность в том, что, а) Ангела Меркель верит в то, что санкции могут быть результативными, б) что у ЕС и США нет никаких параметров, индикаторов, которые могут позволить оценить успешность данных санкций и в) скрытая подоплека этих санкций — это стремление США воспользоваться плодами победы в холодной войне и достичь циничных геополитических целей в ослаблении России. К сожалению, мы можем предъявлять претензии к Германии, Германия этого не видит, свято уповая, что через санкции удастся убедить высшее политическое руководство России предпринять соответствующие шаги на юго-востоке Украины, не имея ни объективной информации, ни соответствующих обоснований для таких выводов».

Михаил Троицкий: «Германия играет по некоторым правилам, и эти правила уже довольно давно устоялись: они включают, например, членство Германии в Североатлантическом альянсе, который обеспечивал безопасность Германии на протяжении нескольких десятилетий холодной войны, которая грозила перерасти в горячую. Германская элита, лица, принимающие участие в политических решениях и во внешней политике, находятся в тесном контакте с американскими, французскими, возможно, польскими и прибалтийскими коллегами. И вся эта совокупность обстоятельств просто приводит к тому, что существует сообщество, принимающее решение, в рамках этого сообщества все лица друг для друга более или менее прозрачны и предсказуемы, в этом сообществе не принято выкидывать какие-то трюки. И я не думаю, что можно говорить о принуждении Германии к чему-то, так же, как невозможно принудить к чему-то и Россию».

«В долгосрочной перспективе Россия и Германия — партнеры, может быть, даже внутри ЕС»

Михаил Троицкий: «Международное право, конечно, отличается от внутреннего права государства большей гибкостью. Это согласование воли государств, и когда достаточно широкому кругу стран не хочется выполнять какую-то норму, она отмирает или перестает существовать. Но все-таки надо признать, что переход территории от одного государства другому без желания того государства, у которого взяли территорию, — это беспрецедентное событие для мира после Второй мировой войны. В Европе такого не было никогда, и, конечно, если смотреть на это с позиции Германии, это воспринимается как угроза безопасности».

«Если вы стоите во главе крупнейшего и самого мощного военно-политического блока в мире, вы — США и вы влияете на то, что происходит в НАТО, на то, какие решения там принимаются, вы можете гибко трактовать норму необходимости получения резолюции Совета безопасности, например, Югославии. Или вы вообще можете пренебречь НАТО и вторгнуться в Ирак. Это правда, но, тем не менее, нужно иметь ввиду соразмерность, оценки могут быть разные, но никто же не хочет сравнивать Россию с Ираком и Ливией?».

Владислав Белов: «Владимир Путин ведет с Ангелой Меркель постоянный диалог — и телефонный, и личные встречи. Отношения никогда не были близкими, как со Шредером, они всегда были профессиональными и профессиональными сохраняются. Критика для Меркель — это позитив, конструктив, и мне кажется, что Владимир Владимирович это так и воспринимает. Политические отношения охладились, они находятся в своей нижней точке. Как говорить о кризисе, если мы продолжаем диалог, идет постоянная коммуникация? Если вы посмотрите культурные, научные отношения, ни одна из программ, ни один из совместных проектов, которые финансируются из государственного бюджета, не остановлены, не прекращены».

Полностью слушайте в аудиоверсии.
Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Коммерсантъ FM»
Распечатать страницу