В.Л.Пашков: «Китайский язык кардинально изменил мою жизнь»

30.01.17

В.Л.Пашков: «Китайский язык кардинально изменил мою жизнь»

В.Л.Пашков: «Китайский язык кардинально изменил мою жизнь»

В рамках рубрики «Говорят выпускники» на странице кафедры китайского, вьетнамского, лаосского и тайского языков известные дипломаты рассказывают о том, как они изучали язык Поднебесной в своей alma mater и о том, какую роль язык сыграл в их жизни. Сегодня гость рубрики — старший советник посольства России в КНР Виктор Львович Пашков.

Родился в Комсомольске-на-Амуре в мае 1966 года.
1987–1994 — учеба в МГИМО МИД СССР/России (Подготовительный факультет, МО (Восток).
1994–1997 — секретарь-референт, атташе ГК России в Шанхае.
1997–2000 — 3-й, 2-й секретарь 1 ДА МИД России.
2000–2007 — 2-й, 1-й секретарь посольства России в КНР.
Январь 2007 – май 2007 — советник 1 ДА МИД России.
2007–2010 — консул-советник ГК России в Гуанчжоу.
2010–2013 — советник, старший советник Генерального секретариата МИД России.
2013 – по н.в. — старший советник посольства России в КНР.

— Семь лет (с учетом подфака) ежедневного общения с прекрасными преподавателями и интересными ребятами, конечно же, останутся в памяти навсегда. Судьба подарила мне возможность погрузиться в изучение интереснейших знаний, которые, в общем-то, и сформировали мое мировоззрение. Когда исполняется твоя мечта, это навсегда остается в памяти!

Помню все аудитории, лекционные залы, в памяти осталась сакральная тишина нашей библиотеки, где с волнением читал редкие книги по истории китайской дипломатии, помню наш конференц-зал, где в конце 80-х проходила партийная Конференция, а всего через пару лет устраивались дискотеки и организовывались весьма смелые концерты с эпатажными артистами. Запомнились холлы института, заполненные студентами и преподавателями, слушающими прямую трансляцию заседаний Первого съезда народных депутатов. В памяти осталась и фотовыставка в стенах института об армяно-азербайджанской войне. Все это знаки нового времени... Страна входила в новый этап своей истории, все это было в новинку.

Спасибо моему Институту, моим Учителям! Низкий поклон Елене Дмитриевне Рощиной — преподавателю русского языка. Не повторение, а именно изучение русского языка было просто необходимо нам, только что уволившимся в запас из советских Вооруженных сил студентам. Владение родным языком необходимо людям нашей профессии в такой же степени, как и иностранным. Спасибо Александру Федоровичу Кондрашевскому, на тот момент заведующему кафедрой, преподавателю китайского языка, ставившему нашей группе лингафон. По сей день заложенная им основа позволяет уверенно себя чувствовать в общении с китайцами. И, конечно же, низкий поклон и огромная благодарность нашей любимой Ирине Владимировне Войцехович! Она не только опытнейший преподаватель китайского языка, она — Учитель от Бога в самом глубоком смысле этого слова, прекрасный человек и воспитатель. Ирина Владимировна всегда была рядом с нами, она растила нас, незаметно закладывала в наши души жизненные принципы, словом, делала из нас людей. Для меня очевидно: наша Ирина Владимировна никогда не уходила, она всегда будет рядом, и я уверен, что мы все, ее группа — и Вася Шильников, и Боря Торопов, и Томаш Хайба, и Виктор Фивег, и Зоригт — навсегда сохраним в своих сердцах светлую память о ней!

Как всегда, наши мечты берут свои истоки в детстве. 70-е годы, Комсомольск-на-Амуре, зима, минус 30–40 — обычная погода. В пятом классе сильно простудился, лежу дома, в школу не хожу, пью лекарства, читаю книгу о путешествиях русского ученого-этнографа Н.Н.Миклухо-Маклая. В детское сознание врезались образы огромного Тихого океана, экзотические острова с пальмами и туземными племенами. Было интересно, и ощущалось, что Дальний Восток, где я тогда жил, находится не так уж и далеко от тех удивительных мест.

В те времена в Комсомольске единственным напоминанием о тихоокеанских странах была Япония. Как ни странно, у нас в городе тогда было много японского: от одежды до строительной техники. Стал постарше, отец незаметно привил мне интерес к международным делам. Известные советские телепередачи «Международная панорама», «9-я студия», «Сегодня в мире» стали любимыми. Там не кричали, перебивая друг друга, но анализировали (особенно в «9-й студии»), было действительно интересно, сейчас этого не хватает. Пристрастился читать книги по истории международных отношений. Так появилась мечта поступить на учебу туда, где изучают международные отношения и, по возможности, работать с Азиатско-Тихоокеанским регионом. Появилась цель поступить в МГИМО. Почему-то еще в школе хотелось изучать иероглифы. Наверное, влекла необычность и таинственность чужой культуры. По детским ассоциациям и сумме позитивных ощущений тогда привлекала, конечно же, Япония. Китай в те времена ассоциировался в детском сознании с конфликтом на острове Даманский. В 70-х годах улицу, на которой я жил, переименовали в честь В.В.Орехова, младшего сержанта Советской Армии, уроженца Комсомольска, героя, погибшего в ходе боевых действий. Тогда я увидел многочисленные фотографии тел наших погибших солдат. Лица их были изуродованы китайцами. Это врезалось в память на всю жизнь. И вторая тогдашняя ассоциация с Китаем — поток информации о китайско-вьетнамской войне 1979 года.

После поступления в институт и окончания подфака попросил комиссию дать мне иероглифический язык, хотел японский. Мне сказали, что в 1988 году набора на японский язык нет. Тогда попросил направить меня в группу, изучающую китайский язык. Позже понял, какая это большая, красивая и необычная страна. Начав работать с Китаем, почувствовал важность сохранения отношений между нашими странами. Конечно же, был рад, что довелось прикоснуться к этой совершенно другой вселенной. Работа с Китаем располагает к глубоким размышлениям. И чем более разносторонне дипломат образован, тем более качественным будет его анализ происходящего в Китае. Это можно считать пожеланием будущим дипломатам-китаистам.

Любой студент МГИМО, планирующий работать в системе МИД России, должен быть патриотом России, эрудированным человеком и разносторонним специалистом. В первую очередь, как представляется, он должен глубоко знать историю и культуру России, хорошо знать русскую классическую художественную литературу. В работе на китайском направлении важно знать географию и экономическую географию России. Наши дипломаты должны ощущать себя частью культуры страны, интересы которой защищают.

Также необходимы прочные знания по истории и культуре страны изучаемого языка, важно знать историю двусторонних отношений. Если берем в качестве примера Китай, то нужно понимать, что российско-китайские отношения формировались в течение очень длительного времени. Многие из современных вопросов наших отношений, например, проблематика пограничного урегулирования, имеют вековую историю. Для китайских дипломатов архивные материалы — это не покрытая пылью веков старина, но современные и очень эффективные средства ведения дипломатических дискуссий. Готовясь к переговорам, китайские дипломаты тщательно изучают историю вопроса, поднимают архивные материалы, готовят свою аргументацию. Это нужно учитывать. Как представляется, было бы полезно увеличить объем преподавания истории Китая, особенно с периода первых опиумных войн до нынешних дней. Сделать изложение предмета максимально углубленным и прикладным.

Второе — языки. Это необходимые инструменты повседневной работы. Нынешний уровень российско-китайских отношений требует большого количества специалистов со знанием китайского языка как минимум на профессиональном уровне, с навыками устного и письменного перевода. Это критически важно. Русский язык необходим сотруднику МИД России для того, чтобы уметь сформулировать для себя и грамотно изложить для руководства получаемую информацию.

Разговорный и письменный язык несет в себе ментальные особенности народа, на нем говорящего. Особенность мировосприятия китайцев выражена в иероглифах. Мы не можем стать китайцами, поэтому для меня главная сложность в языке — иероглифы, которые приходится просто запоминать. Грамматика, произношение и восприятие речи на слух, как правило, сложности не представляют.

Сложно сказать о влиянии языка на мою дипломатическую карьеру, но можно сказать определенно, что китайский язык, войдя в мою жизнь, конечно же, кардинально изменил ее. По окончании института я был принят на работу в МИД на китайское направление. С тех пор я нахожусь в гуще событий, происходящих в российско-китайских отношениях. Сотрудничество с этой интересной страной — внешнеполитический приоритет России, поэтому, с учетом ситуации, складывающейся в мире, работа в Китае становится все более интенсивной и интересной. Я рад этому и не представляю себе другой работы.

Интервью подготовили преподаватели кафедры
китайского и др.яз. А.А.Войцехович и М.М.Самсонов


Распечатать страницу